Сухой закон финляндия


Финляндия – одна из стран, которой довелось пережить трагический опыт «сухого закона». Те события происходили давно, в 1919 – 1932 годах, однако оказали огромное влияние на менталитет многих финнов, которые, как и русские, традиционно пристрастны к крепким напиткам и готовы при подходящем случае крепко «набраться», словно опасаясь, что другой такой возможности просто не будет.

Алкогольная дилемма

Сейчас финские власти вынуждены решать очень сложную дилемму: что лучше – низкие цены на крепкие напитки плюс рост алкоголизма или высокие цены вкупе с сокращением доходов в самой Финляндии из-за взрыва «алкогольного туризма». Дело в том, что финны наладились в массовом порядке ездить за дешевыми напитками в страны Балтии, которые тоже стали членами Европейского союза.

В марте нынешнего года власти Суоми все же решились заметно понизить налог на продажу крепких напитков (с 44 процентов до 33), но сразу забили тревогу медики. Ведущая финская газета «Хельсингин саномат» ссылается на доктора Кари Лиитола из Хельсинки, который утверждает, что вскоре после повышения цен число лиц, которых необходимо госпитализировать, удвоилось.


екоторые люди стали пить крепкие напитки, как пиво», – сетует врач. Но, несмотря на понижение цен, «алкогольный туризм» не прекращается, финны закупают в Эстонии, по правилам ЕС, по 20 литров водки на человека да еще и ящики пива. Все-таки спиртное там по-прежнему дешевле. К тому же на дорогах Финляндии действуют нелегальные торговцы алкоголем из России. Полиция совершает облавы и высылает их десятками, но искоренить это явление, как пишет та же «Хельсингин саномат», пока не удается.

Так что «спиртовой узелок» сейчас в Финляндии затянулся крепко. Но власти не рубят сплеча, стараясь подойти к верному решению постепенно, ведь финны однажды уже наломали дров в поспешной борьбе с пьянством.

– Какой исторический опыт вынесли финны из запрета на продажу алкогольных напитков в стране? – с таким вопросом я обратился к Мике-Пеке Миеттинену, директору государственной компании «Алко», которая в Суоми обладает преимущественным правом на торговлю крепкими напитками, винами и даже пивом крепостью свыше 4,7 градуса.
– Запрет на продажу алкогольных напитков существовал в Финляндии на протяжении 1919 – 1932 годов. На мой взгляд, это была ошибка. Главное в том, что потребление алкоголя в стране, несмотря на «сухой закон», в это время росло быстрее, чем прежде…

Керенский поддержал


В начале ХХ века в Финляндии, в частности среди наемного люда, усилилось пьянство, которое оказывало большое негативное влияние как на трудовые отношения на производстве, так и на положение в семьях. В 1905 году общество трезвости и профсоюзы выступили с требованием ввести всеобщий запрет на торговлю спиртными напитками. Дискуссия было столь острой, что перенеслась в парламент, который через пару лет принял «сухой закон». Дело сделано? Не тут-то было! Закон не утвердил русский царь, поскольку сомневался в его успехе и не решался на жесткие меры сторонников трезвости. Царь имел на это право, поскольку Финляндия в то время была составной частью Российской империи.

Но это не остановило настырных финских депутатов. В 1909 году они повторно приняли «сухой закон». И снова царь не позволил его реализовать. Но потом наступили бурные события 1917 года. Парламент Финляндии обратился за содействием к Временному правительству. И министры Керенского проголосовали в пользу финского «сухого закона». Правда, закон начал действовать в июне 1919 года, когда Суоми уже была независимой.

Провал «страны трезвости»

Формально Финляндия стала страной трезвости. А что получилось на деле? Тотальный запрет вызвал к жизни теневые процессы, которые намного ухудшили положение с пьянством. Среди финнов появилась не только масса мелких самогонщиков, но и мощные подпольные компании, которые наладили тайное производство водки и других алкогольных напитков. Полиция гонялась за нарушителями закона, но справиться с ними не могла. Потоки зелья лились рекой. Его можно было достать не только днем, как было прежде, но даже ночью. Качество, разумеется, упало. Итог был таков: в последний период действия «сухого закона» в Финляндии изготовлялось и нелегально ввозилось из-за рубежа что-то около 10 миллионов литров крепких напитков в год, а число жителей страны, в том числе малых детей, тогда составляло 3 миллиона человек.


В общем, финны хотели сделать как лучше, а получилось не только как всегда, а гораздо хуже, чем было до принятия закона.

«Сухой закон» продолжал действовать до 1931 года, когда его противникам удалось принять решение о проведении референдума, в ходе которого свыше 70 процентов финнов высказались за отмену принудительной трезвости. Через год в Финляндии снова открылись винно-водочные магазины. Вот что писала тогда газета «Хельсингин саномат» в своем репортаже из города Куопио: «Когда из дверей центрального магазина появился первый покупатель, державший бутылку в высоко поднятой руке, его приветствовал мощный гул голосов. Однако до закрытия магазинов в первый день покупки довелось сделать не всем желающим». Журналист сообщал, что у магазинов дежурили наряды полиции, тем не менее там происходили настоящие драки.

Власти не решились сразу на полную отмену закона и попробовали вводить продажу крепких напитков в строго определенные дни недели. И опять наступили на те же самые грабли. В дни, когда торговля запрещалась, «черный рынок» резко активизировался.


«Алко» – знак качества

Торговлю спиртными напитками и винами определял «Алкогольный акт». Им была создана независимая, но полностью принадлежавшая государству (вот такие варианты возможны в Суоми!) компания «Алкогольлиике А/О», или просто «Алко». Она получила монопольное право на производство, импорт, экспорт и продажу винных и алкогольных напитков с целью «предотвращения губительного эффекта алкогольной продукции». В другой торговой сети могли продаваться только напитки крепостью до 4,7 процента и вина финского производства крепостью до 13 процентов.

– В чем состоит главная цель «Алко» – больше продавать крепких напитков, чтобы добиваться высоких финансовых показателей, или продавать меньше, учитывая проблемы здоровья людей? – спросил я Мику-Пеку Миеттинена.
– Наша главная цель состоит в том, чтобы служить интересам покупателей. Выполняя свою основную задачу, которая кроется в сбыте алкогольной продукции, «Алко» стремится предотвратить отрицательные последствия потребления крепких напитков, – ответил директор.

Последнее достигается прежде всего за счет торговли высококачественным товаром – как финскими напитками (водка «Финляндия», «Коскенкорва» и другие), так и закупленными за рубежом. Контроль очень строгий. Вторая составляющая – цены. Они не слишком низкие, чтобы люди не пили водку, как воду, и не такие высокие, чтобы клиенты не перешли на «самопал». Третья – возраст покупателей. В 2003 году в магазинах были проверены на совершеннолетие 878 тысяч покупателей и 83 тысячам отказали в праве приобрести крепкие напитки по причине несовершеннолетия. Кроме того, «Алко» занимается просветительской работой, призывая покупателей к умеренному потреблению вина и алкоголя.


Когда в 1995 году Финляндия вступила в Европейский союз, в стране был принят новый «Алкогольный акт». Монополию «Алко» частично ослабили, но многие финны, как и прежде, отправляются за покупками в ее торговые точки, а они существуют в каждом более или менее крупном населенном пункте. В солидных городах их гораздо больше. В 2003 году система «Алко» продала напитков на общую сумму 1,382 миллиона евро. Для сравнения: в 2001-м этот показатель составлял 1,256 миллиона.

Вот такой сложный путь проделали финны в деле потребления спиртных напитков. Если бы советские партийные боссы (Михаил Горбачев, Егор Лигачев и другие) поинтересовались в свое время опытом Суоми, они не наделали бы столько фатальных ошибок на поле антиалкогольной кампании в нашей стране.

Марат ЗУБКО.
Хельсинки – Москва.

Источник: www.gudok.ru

Сухой закон в Российской Империи и СССР

Первые попытки борьбы с главным «русским пороком» были предприняты еще в досоветские времена.

Оригинальные эксперименты в этой области проводил еще Петр Первый, «награждавший» любителей выпить чугунной медалью «За пьянство». Более радикальные меры были приняты Николаем II, который издал антиалкогольный указ в преддверии мировой войны – в 1914 году. Чтобы реализовать задуманное, императору пришлось преодолеть сопротивление Совета Министров и даже уволить несогласных.


Запрет коснулся в первую очередь крестьянства и других малограмотных слоев, поскольку продажа крепкого алкоголя сохранилась в элитных ресторанах. Тем не менее главная цель была достигнута: потребление спиртного на душу населения сократилось почти в 10 раз.

Как следствие снизился процент смертности от алкоголизма и других его последствий: психических заболеваний, самоубийств, хулиганства. Вместе с тем возросло число отравлений денатуратами и случаев обхода закона.

Что касается точных цифр, то в 1913-м на одного жителя приходилось 4,7 л потребления высокоградусных продуктов в год, в 1915 – всего 0,2 л, а в 1925 (уже после отмены запрета) – около 1 л. Однако стоит учитывать, что речь идет лишь об официально реализованном алкоголе: количество выпитого самогона и суррогатов в расчет не берется.

Сухой закон в Российской империи

Антиалкогольную политику Николая II советская власть поначалу поддержала. Более того, за производство и продажу крепких напитков было установлено строгое наказание: 5-летнее тюремное заключение с конфискацией имущества. Однако в 1920-х власти смягчились: алкогольное производство и торговля были полностью восстановлены. В народе водку, выпускаемую в этот период, прозвали «рыковкой» в честь председателя СНК, одобрившего соответствующее постановление.


В последующие годы употребление алкоголя в стране непрерывно возрастало, достигнув к началу 80-х угрожающих цифр: 20 литров на душу населения в год.

По мнению медиков, после 25 литров начинается неизбежное самоуничтожение нации.

Чтобы не допустить катастрофических последствий, в 1985 году в СССР был введен «сухой закон», который продержался всего 2 года. Продажа спиртного в этот период осуществлялась в строго отведенные часы: с 14 до 19.

Сухой закон в СССР

Период масштабной антиалкогольной кампании запомнился советским жителям:

  1. Огромными очередями, давкой и драками у винно-водочных магазинов (говорят, что для некоторых покупателей поход за бутылкой стал смертельным).

  2. Массовыми прогулами работы и учебы с целью приобретения заветных литров.

  3. «Трезвыми» свадьбами с наполненными водкой чайниками.

  4. Вырубкой редких виноградных сортов в Крыму, Молдове и на Кавказе.

  5. Расцветом самогоноварения и употреблением непригодных в пищу спиртосодержащих жидкостей.

  6. Многочисленными анекдотами про Горбачева и «сухой закон».

Все это было бы смешно, если бы не было так грустно. Пить советский народ не бросил, заменив «водку» и «бормотуху» суррогатами и техническими жидкостями (лаком, одеколоном, денатуратом, политурой и прочими ядами).

Борьба с пьянством в современной России


Антиалкогольные мероприятия на постсоветской территории по-прежнему ведутся. Но уже в меньших масштабах. Так в некоторых регионах РФ регулярно практикуются Дни трезвости и запреты на ночную продажу спиртного. Соответствующий законопроект с 2013 года действует, к примеру, в Дагестане, с 2019 – в Республике Башкирия.

Самые кардинальные меры по борьбе с пьянством приняты в Чечне, где спиртное с 2016 года практически не употребляют. Купить его можно лишь в нескольких точках в строго отведенные часы. Частичный запрет на продажу спиртного существует в Ингушетии и Якутии. Не исключено, что инициативу поддержат и в других субъектах страны.

Аналогичные меры практикуют и в соседней Беларуси, где Дни трезвости проводят во время выпускных и «последних звонков», а также в другие даты, выбираемые местными органами управления.

Сухой закон в США

Американская антиалкогольная кампания овеяна наибольшим количеством мифов, слухов, легенд и стойкой бандитской аурой. Любопытно, что в историю вошел лишь «сухой закон», действовавший в 1920-е годы, хотя бороться с пьянством в США начали еще в начале XIX века. В частности, с 1846 по 1855 год, соответствующие ограничения действовали в 13 штатах.

Восемнадцатая поправка к Конституции США, положившая начало «сухому закону», вступила в силу в январе 1920 года. Примечательно, что стоявший в то время во главе страны Томас Вудро Вильсон был против ее реализации, но Конгрессу удалось обойти президентское вето и запустить антиалкогольную кампанию. И не только ее.


Сухой закон в США

«Сухой закон» в США спровоцировал активный рост преступности и коррупции и привел к формированию целой сети гангстерских группировок, занимавшихся незаконной торговлей спиртным.

Самым знаменитым представителем клана бутлегеров стал Аль Капоне, чья криминальная слава до сих пор не померкла. Мафиози промышляли не только контрабандой, но также сутенерством, игорным бизнесом, и, как ни странно, благотворительностью.

Перестрелки и разборки между кланами вошли в историю и породили сюжеты многих знаменитых кинолент, таких как «Бесславные ублюдки», «Закон ночи», «В джазе только девушки» и др.

На борьбу с бутлегерством правительство США потратило порядка 12 миллионов долларов, но серьезных результатов не добилось.

Отрицательные последствия запрета явно перевешивали положительные (сокращение травматизма, катастроф, хулиганства, оздоровление нации), поэтому неудивительно, что в 1933 году он был отменен, хотя и не сразу во всех штатах. Позднее всех от алкогольных ограничений отказались в Миссисипи – в 1966 году.

Сухой закон в Швеции, Финляндии и Норвегии


В скандинавских странах бороться с пьянством тоже начали рано: первые ограничения в Швеции были введены еще в 1865 году. Долгое время здесь действовала Гетеборгская система, разрешающая торговлю спиртным только специальным акционерным обществам. Питейные заведения, прежде чем продать спиртное, должны были обеспечить посетителям широкий выбор горячих блюд и свежей прессы. К ним можно было купить всего 50 мл алкоголя.

Сухой закон в Швеции, Финляндии и Норвегии

В 1919 году в стране стала действовать карточная система, которая позволяла лицам, достигшим 21 года, 1 раз в месяц приобрести до 4 л спиртного в специальном магазине. Частично она сохранилась в Швеции до сих пор: алкоголь здесь можно купить только в определенных торговых точках.

Шведский опыт переняли Норвегия и Финляндия. В первой в 1871 году также была введена гётеборгская система. Однако продержалась она недолго: запрет пришлось отменить, когда Испания и Франция (главные поставщики спиртного) пригрозили отказаться от закупок норвежской рыбы в случае его сохранения.

Во второй антиалкогольная кампания стартовала в 1919-м. Финский закон запретил продажу всего, что содержит более 2% спирта. Закономерным следствием ограничения стали употребление суррогатов, рост контрабанды и мошенничества.

К 30-м годам XX века количество контрабандных преступлений в Финляндии настолько возросло, что было принято решение о проведении всенародного референдума. По его результатам «сухой закон» был отменен 5 апреля 1932 года в 10.00.

Другие страны

В разные периоды «сухой закон» практиковали также в Канаде, Исландии, Шотландии. По сей день действуют соответствующие ограничения во многих исламских странах.

Источник: vzboltay.com

Альгот Ниска (Algoth Niska) решил сделать бизнес на контрабанде алкоголя.

Сначала все шло как по маслу. В Хельсинки Альгот Ниска (5 декабря 1888 — 28 мая 1954) купил у мужчины с фамилией Плечикофф (Pletschikoff) внушительное количество алкоголя, которого хватило бы на целый склад, начал продавать спиртное и стал получать достойную прибыль.

​Начало июня 1919 года. Сухой закон вступил в силу первого числа. Закон был вполне четким и налагал внушительные ограничения: был запрещен весь алкоголь крепче 2%. Был разрешен только церковный кагор, а также допускалось использование алкоголя в медицинских, технических и научных целях.

Ниска прекрасно понимал, что продажа алкоголя считалась преступлением, но в то же время жаждал денег и любил приключения. Однако он не учел того, что на рынок, созданный сухим законом, планировал выйти не только он. Жительница Хельсинки по кличке Тетя София (Sofia-täti) решила продать почти 18 тысяч бутылок немецкого шампанского. Тетя София была искусной мошенницей: в своей ванной она наклеивала на бутылки этикетки французского шампанского Moët & Chandon.

«Впечатление правит балом», — рассуждал Альгот Ниска в своей автобиографии.

Клиенты Тети Софии сразу же клюнули на крючок: гораздо лучше, чем другие игристые вина, говорили покупатели о напитках Тети Софии. Преступники придумывали и другие способы мошенничества. К примеру, созревание коньяка и портвейна ускоряли при помощи тока, а бутылку виски или коньяка могли разбавить на шесть бутылок.

Альгот Ниска и его современники быстро поняли, что сухой закон не заставит финнов бросить пить — скорее, усложнит покупку алкоголя. Однако контрабандисты и подумать не могли, что закон будет действовать настолько долго — вплоть до весны 1932 года.

Первые три года официальным названием сухого закона было «постановление об изготовлении, ввозе, продаже, перевозке и хранении продуктов с содержанием алкоголя». Постановление запрещало продажу, изготовление и хранение алкоголя. Однако распитие алкоголя, если оно не причиняло вреда окружающим, не запрещалось. Постановление было ужесточено в 1922 году. Тогда начали наказывать всех, кто находился в общественных местах даже в легком состоянии алкогольного опьянения.

Многие чиновники обосновывали необходимость существования сухого закона опасностью, существовавшей из-за склонности финнов к пьянству. Закон продвигали две силы: появившееся в конце XIX века движение за трезвость и рабочее движение.

Среди сторонников закона был и профессор Вяйнё Войонмаа (Väinö Voionmaa), который подытожил мысли того времени в своей книге «Общественное значение алкогольного вопроса» (Yhteiskunnallinen alkoholikysymys): «Алкоголь убивает личность, ограничивает настоящую свободу человека; алкоголь разрушает полученные человеком знания и замедляет их получение, а также снижает культурный уровень народа».

На самом деле, как сообщает статистика, в начале 1910-х годов Финляндия была самой трезвой страной в мире. Во время Первой мировой войны употребление алкоголя снизилось еще сильнее: тогда по распоряжению властей Российской империи алкоголь получали только рестораны первого класса. Однако пьяные финны в городах и селах все же встречались. У некоторых финнов уже тогда появилась привычка выпивать много алкоголя за раз, хотя среднестатистические показатели объема употребленного алкоголя на человека оставались небольшими.

Альгот Ниска был капитаном морского судна. Также он добился больших успехов в футболе и даже играл в финской сборной.

Ниска вовсе не был алкоголиком, хотя не отказывался от спиртного, несмотря на язву желудка. Он любил устраивать торжества с обилием выпивки и сидеть с друзьями до поздней ночи.

«Все самое лучшее — на стол», — повторял Ниска в автобиографии.

Контрабандисты продавали в основном ректифицированный спирт, потому что его было больше всего, и он лучше всего продавался. Контрабандисты знали, как заработать на жизнь: они покупали спирт примерно за четыре марки за литр, но при перепродаже стоимость напитка могла дойти до целых 120 марок за литр (50 евро). Правда, рыночная стоимость вскоре упала: в 1923 году она уже составляла 50 марок.

Благодаря торговле семья Ниска из трех человек — сам Альгот Ниска, его жена Магда (Magda) и маленькая дочь — могли позволить себе роскошные предметы интерьера, например, светильники в стиле барокко с шелковыми абажурами. Семье удалось пожить в усадьбе на острове Пирттисаари, который входит в состав города Порвоо, а также на улице Луотсикату в престижном хельсинкском районе Катаянокка. Иногда удавалось заработать очень много денег — если все шло по плану и, к примеру, алкоголь не приходилось топить в море из-за проведения полицейских рейдов.

Альгот Ниска относился к сухому закону с неодобрением, хотя тот и приносил ему огромную прибыль. Многие финны тоже были против закона, и иногда их недовольство становилось очень сильным. К примеру, в 1920 году ночью после первомайского праздника Ваппу на бревенчатой сцене, расположенной в парке при столичной обсерватории, появилась кукла, похожая на Матти Хелениуса-Сеппяля (Matti Helenius-Seppälä), руководителя отдела по борьбе за трезвость в Министерстве социального обеспечения и здравоохранения Финляндии.

Иногда в парламент поступали инициативы об изменении или отмене сухого закона. Обычно инициативу продвигали отдельные депутаты, обосновывая их тем, что финны не соблюдают сухой закон, который можно считать нарушением прав граждан страны.

Вскоре финны начали называть сухой закон «обходным законом». В период с 1919 по 1923 год финская таможня конфисковала больше 758 тысяч литров алкоголя — довольно много! При этом, как считается, тогда было конфисковано лишь 10-20% от общего объема контрабандного алкоголя. Конфискованным алкоголем был в основном спирт.

В распоряжении полиции и таможни было недостаточно сил и средств для борьбы с контрабандой. Вплоть до 1924 года полиция и таможня Финляндии использовала не моторные лодки, а паровые баркасы. Полицейским приходилось догонять контрабандистов не на автомобилях, а на велосипедах.

За первое задержание по обвинению в производстве алкоголя финну приходилось выплачивать по меньшей мере 100 марок, то есть больше 40 евро. Если финна задерживали повторно, он получал тюремный срок минимум на два месяца. Профессиональных контрабандистов наказывали более строго. Уже спустя два месяца после вступления сухого закона в силу наказания были ужесточены, но это мало изменило ситуацию.

Вот как в 1921 году ситуацию описал читатель в колонке полицейской газеты: «Сухим законом на финнов не повлиять. С них все как с гуся вода. Сколько ни лей, лапы остаются сухими».

Вскоре Альгот Ниска стал самым известным контрабандистом Финляндии. Как и другие контрабандисты, он покупал алкоголь в первую очередь на немецких и эстонских кораблях, которые подходили к берегу Финляндии. По подсчетам контрабандиста Эрнста Дамма (Ernst Damm), в начале действия сухого закона в Финляндию ввозили из Эстонии сто тысяч литров спирта в неделю.

​Ниска, как и другие контрабандисты, ввозил в Финляндию алкоголь канистрами, которые переправляли в сетях, прикрепленных к моторным лодкам. В контейнеры можно было поместить 120 десятилитровых канистр. Груз можно было опустить настолько глубоко под воду, что его не было видно.

Контрабандисты дежурили в опасных местах в проливах и предупреждали других о полиции, мигая карманным фонарем. На побережье канистры часто прятали в лесу.

В 1931 году Ниска написал в автобиографическом очерке, что уже первые встречи с представителями власти были полны драматизма. Когда он возвращался вместе с экипажем своего судна Flyer из Латвии и Эстонии после закупки спирта, их заметил эстонский береговой патруль. Патруль произвел три артиллерийских выстрела, к судну вышли две лодки. Контрабандистам удалось спастись бегством благодаря высокой скорости судна.

На следующее утро после бегства судно стояло на якоре у эстонского острова Найссаар. Неожиданно к судну подошел на гребной лодке представитель патруля. К счастью, он оказался знакомым Ниска, и в качестве взятки ему предложили канистру спирта и начищенные до блеска сапоги. На том и порешили.

Вечером контрабандистам досаждали уже финские таможенники. Они обстреливали судно из автоматов. Тогда таможня и полиция довольно часто прибегали к обстрелу. Время от времени полицейские, таможенники и контрабандисты погибали.

Услуги Альгота Ниска и контрабандистов были не единственным способом достать алкоголь в годы действия сухого закона. Самые смелые обращались к уличным продавцам, многие шли в «тайные кабаки», которые можно было найти в разных регионах Финляндии.

Обычно в таких «тайных кабаках» (которые в основном разделялись на «распивочные» и «магазины спирта») можно было выпить и купить спиртное. Напитки продавали в литровых, полулитровых емкостях и емкостях на 250 миллилитров.

В таких заведениях подавали пунш и «крепкий чай» (на самом деле речь шла о чае, крепленном 96-процентным спиртом). В самых элитных местах Хельсинки «крепкий чай» стоил 12-15 марок (5-6 евро), в более скромных местах — 5-8 марок (2-3 евро).

В обычных магазинах в годы сухого закона появлялись разные ягодные напитки и концентраты. Напитки казались безобидными, но они в первую очередь предназначались для алкогольных коктейлей. На этикетках даже указывались подробные инструкции.

В «тайных кабаках» боялись проверок, которые, к примеру, проводились в Хельсинки ежедневно. Обычно к приходу полиции удавалось подготовиться: посетители успевали осушить свои стаканы, и в потайной комнате избавлялись от всех улик. Алкоголь часто прятали в стены, пианино, одежду официантов и тайные секции в мебели. В безвыходных ситуациях алкоголь выливали в канализацию, поэтому запасы алкоголя часто хранились в туалете или на кухне.

Владельцы «распивочных» следили за тем, чтобы посетители не приходили и не уходили в слишком пьяном состоянии, поскольку это могло привлечь к заведению излишнее внимание. В некоторых местах самые пьяные клиенты могли за пару марок поспать на специально отведенных для этого диванах.

В «магазинах спирта» алкоголь употребляли именно с той целью, чтобы напиться, и поэтому случаи насилия и нарушения общественного порядка были там очень распространены. Такие заведения находились в переулках и кварталах с плохой репутацией — например, в хельсинкских районах Пунавуори и Сёрняйнен. На случай приезда полиции на дверях были установлены системы оповещения и сложные системы замков.

Обеспеченные граждане наведывались в подобные места редко, они обычно проводили время в элитных ресторанах или клубах. Там тоже тайно продавали алкоголь, но посетителям предлагали не только спирт, но и коньяк и грог с виски.

В бедных и отдаленных регионах страны финны нередко изготавливали алкоголь сами. Финны занимались самогоноварением несмотря на то, что соответствующий запрет появился еще в 1866 году — задолго до введения сухого закона. Многие варили самогон из того, что было.

На севере Финляндии в качестве альтернативы алкоголю использовали лекарства от кашля, капли, полоскания и духи. Во многих аптеках вплоть до 1923 года можно было достать арак (анисовый алкогольный напиток, прим. перев.), ром, пунш, вермут и ангостуру (ангостура — венесуэльский биттер, прим. перев.). В конце концов, Медицинское управление Финляндии запретило продавать их в качестве лекарств. Но виски, шампанское, ректифицированный спирт, слабые и крепкие алкогольные напитки по-прежнему можно было купить.

Алкоголь активно продавали в аптеке района Эроттая. К примеру, в 1925 году здесь было продано больше 12 тысяч бутылочек со слабым алкоголем в качестве «лекарства».

Финские ветеринары, в свою очередь, часто выписывали спирт лошадям и свиньям, но в итоге его употребляли люди.

«Пить алкоголь — это глупо и неправильно, за исключением тех случаев, когда спиртное вам выписал доктор», — когда-то написал известный поэт-песенник того времени Тату Пеккаринен (Tatu Pekkarinen).

О противоречивом отношении финнов к алкоголю во время действия сухого закона говорит и то, что на праздники важным государственным лицам приносили алкоголь прямо с рейдов полиции и таможни. Сотрудники, совершившие конфискацию, нередко присваивали себе часть изъятого спиртного.

Контрабанда негативно сказалась на атмосфере в семье Альгота Ниска. Жене Магде начали надоедать постоянные отъезды мужа. Добавляло недовольства и то, что Альготу регулярно досаждали полиция и таможня.

Альгот и сам хотел, чтобы его семья была в безопасности, и поэтому в 1922 году они переехали в Германию. Семья жила в Любеке, Берлине и Гамбурге. Однако Альгот Ниска не перестал заниматься контрабандой, и по-прежнему занимался контрабандой в финских водах.

Негативные последствия введения сухого закона проявлялись и в статистике преступлений, согласно которой Финляндия раскололась на две части. В селах наказывали за изготовление и хранение алкоголя, в городе — за употребление и контрабанду алкоголя. Выпивавшие на улице рабочие и другие менее обеспеченные люди легче попадались полиции, чем представители более богатых слоев населения, которые предпочитали пить алкоголь в специальных заведениях.

Начиная с 1922 года преступления, связанные с нарушением сухого закона, составляли 80% от общего числа всех преступлений Финляндии. Безразличие финнов к сухому закону привело к тому, что полиция и таможня утратили мотивацию контролировать население — несмотря на премии за конфискацию алкоголя и аппаратов для его производства.

Чаще всего сухой закон в Финляндии нарушали мужчины в возрасте от 20 до 29 лет. Среди продавцов алкоголя было много рабочих малоимущих женщин среднего возраста. Преступность, связанная с сухим законом, была часто вызвана бедностью.

Чтобы помочь полиции и таможне, финнов нередко побуждали сдавать контрабандистов и даже тех, кто употреблял алкоголь. У полиции даже появился список с именами «надежных стукачей».

Также государство нанимало «блюстителей трезвости», многие из которых были отставными полицейскими. В народе их называли «ищейками». В самые активные годы они совершили около двух тысяч обысков и конфисковали 30 тысяч литров спирта.

И хотя большинство финнов выступали против сухого закона, у него были и сторонники. И в этом нет ничего удивительного, ведь цель этого закона была очень благородной: трезвый финский народ.

В 1920-е годы идея трезвой Финляндии была очень популярной, хотя к движению за трезвость себя относил только 1% населения. В школах пели просветительские песни и проводили конкурсы на лучшие стихотворения о трезвости, для взрослых начали снимать фильмы о вреде пьянства, а с осени 1925 года в Финляндии стали проводить национальные недели трезвости.

Большинство депутатов парламента тоже поддерживали сухой закон, и только Шведская народная партия всегда выступала против. Сухой закон пытались ввести не только в Финляндии. В Исландии сухой закон действовал с 1915 по 1935 год, в США — с 1920 по 1933 год.

Появление сухого закона было связано с идеалами и политикой Финляндии, которая совсем недавно получила независимость. Многие влиятельные деятели страны считали, что сухой закон должен стать основой равноправного общества. Государству было необходимо попытаться повлиять на такие проблемы, как употребление алкоголя, бедность и безработица. Считалось, что закон придется по душе женской части финского электората, поскольку финки почти не употребляли алкоголь.

Введения сухого закона ждали в Финляндии долгое время. Парламент Финляндии одобрил введение закона еще в 1907, 1909, 1911 и 1914 году. В первый раз закон положили под сукно члены Императорского финляндского сената, затем сухой закон был трижды отвергнут пророссийским так называемым «сабельным сенатом». Закон был принят только во времена независимого финского сената (1 июня 1919 года).

В сентябре 1924 года Альгот Ниска был объявлен в розыск.

Магда Ниска сказала своему мужу: «Подумай о дочери. Я надеялась, что полиция перестанет тебя преследовать, но ничего не меняется… Я не хочу так жить».

Вскоре Магда подала на развод и уехала с дочерью из Германии в Хельсинки. В Рождество 1924 года Альгот предложил Магде не расставаться, но брак уже было не спасти.

Сначала Альгот Ниска жил в Швеции у островного маяка Сёдерарм. Весной 1925 года он отправился в Мариехамн (столица финских Аландских островов, прим. перев.). Там его начала преследовать полиция. В конце концов его арестовали и отправили в тюрьму Турку. Ниска везли по городу в сопровождении колонны автомобилей, а прохожие дружелюбно махали ему рукой.

В то же самое время от идеи о важности трезвости финского народа постепенно начали отказываться. Многие взглянули на ситуацию с позиции экономики. Перед началом Первой мировой войны алкогольная промышленность обеспечивала работой в десять раз больше человек, чем после введения сухого закона. Налог на алкоголь тоже был существенной статьей дохода, и в Финляндии удалось построить сеть железных дорог в основном благодаря ему.

Сухой закон прекратил действовать пятого апреля 1932 года. Альгот Ниска уже успел жениться во второй раз, завести сына, отсидеть шесть месяцев в тюрьме, выпустить автобиографию и еще раз развестись.

Правительство захотело провести референдум о сухом законе, поскольку опасалось, что парламент не решится отменить закон. 70,6% граждан проголосовали за разрешение продажи алкоголя, 28% — за сохранение сухого закона, 1,4% — за разрешение продажи слабоалкогольных напитков.

В день отмены сухого закона (5 апреля 1932 года) в государственные магазины, продающие спиртные напитки, выстроились длинные очереди. Финнов не пугала даже плохая погода.

 

​Отмена сухого закона не сразу лишила работы Ниска и других контрабандистов, поскольку сначала цены на алкоголь были высокими. После 1933 года объем контрабанды значительно сократился. В том числе потому, что теперь контрабандистов пытались изолировать от общества. Ниска тоже прекратил ввозить алкоголь. Он занялся официальной продажей оружия по всей Европе, но позже столкнулся с финансовыми трудностями.

Во время Второй мировой войны Альгот Ниска решил еще раз стать контрабандистом. Он подделывал в Центральной Европе паспорта для преследуемых евреев и помогал им бежать в другие страны. Ниска делал все что мог, однако спастись удалось только трем его клиентам. 20 человек были задержаны. Трое погибли в концентрационных лагерях. О судьбе 25 человек ничего не известно.

Однако Альгот Ниска снова нашел источник заработка. На незаконной перевозке людей через границу он заработал 2,5 миллиона марок — это приблизительно 800 тысяч евро.

Источник: inosmi.ru

Финны — очень искренние люди. Они говорят то, что думают.

Вскользь брошенная фраза «давай как-нибудь выпьем пива» означает, что вы действительно скоро встретитесь вновь
из турпортала о Финляндии

4 декабря 1917 года Финский Сенат подписывает Декларацию независимости Финляндии. 6 декабря документ получает поддержку Парламент страны. Так возникла Финская республика. 18 декабря ее признает восточный сосед — Советская Россия.

Всего через полтора года, в первый день лета 1919-го, в Финляндии происходит событие, по значимости вполне сравнимое с обретением государственного суверенитета. Вступает в действие сухой закон. Он вводит полный запрет на производство и торговлю спиртными напитками, крепостью свыше 2%. Алкоголь можно применять только в научно-технических и медицинских целях. Жители небольшой северной страны захотели обрести «независимость от бутылки».

Финны были далеко не первыми в рядах борцов за трезвый образ жизни. Они встали в одну шеренгу и с американцами, и с русскими. И результат эксперимента был тот же самый.

Тема материала — финские картинки истории противодействия зеленому змею.

Финская смекалка

Так как отказаться от «огненной воды» финны (как и представители других национальностей, в странах которых вводились антиалкогольные ограничения, не захотели), то остро стал вопрос контрабанды, средств и методик переправки. В создавшейся обстановке обитатели Суоми проявили недюжинную смекалку. Вожделенный спирт доставлялся морем от ближайших соседей — немцев, поляков, эстонцев. Средство доставки — «спиртовые торпеды».

Хитроумное приспособление с милитаристским названием представляло собой сцепленные в длинную «торпеду» жестяные канистры, буксируемые «дружественным» судном. Когда на горизонте появлялся «недружественный» корабль, бравые контрабандисты отцепляли связующий трос и конструкция с драгоценным грузом шла под воду. Главной тяжестью, тянущей «торпеду» на дно выступала полуоткрытая емкость с солью, находившаяся на носу плавсредства. Моряки четко замеряли широту и долготу затонувших канистр и спокойно следовали дальше.

Чрез определенное время, соль растворялась в морской воде, неминуемо срабатывал закон Архимеда и канистры всплывали. При тихой погоде, отыскать их для «буксира» не представляло ни малейшей проблемы. «Торпеда» вновь прицеплялась к судну и продолжала свое путешествие к финскому берегу.

На месте спирт разливался в двенадцатилитровые баки или в бутылки по 0,25 л. При виде таких чекушечек, взгляд суровых северян теплел и они ласково называли их «воробушками».

Финские цифры

Ежегодно в Финляндию «переваливалось» 6 млн тонн спирта (здесь и далее источник информации.
Объем алкоголя, изымаемого местной полицией неуклонно рос из года в год и в 1930 г. превысил 1 млн литров.

80% преступлений, фиксируемых в Суоми после 1922 г. приходились на нарушение сухого закона.

«Чудеса» проявляли не только нелегальные перевозчики и самогонщики, но и финская медицина. Есть сведения, что врачи выписывали пациентам рецептов на выдачу 1,3 млн литров чистого спирта в год. Нацию «спасали» как могли.

Сухой закон финляндия

Финский фольклор

Маленькие финны играли во дворах не только в прятки, войнушку и пр. Одной из любимых забав детворы стали игры в полицейских и (!) контрабандистов. Сами понимаете, на чьей стороне были детские симпатии.

А взрослые финны изучали «эзопов» язык для ресторанов, кафе и закусочных. Применяя набор определенных терминов, можно было сделать успешный заказ на «очень, очень» крепкий чай или кофе.

По мнению психологов, тринадцать лет алковоздержания привели к необратимым изменениям национального характера и даже генофонда финнов. Иногда кажется, что тяга к крепким спиртным напиткам заложена у них чуть ли не с рождения. Возможно, что это чрезмерно сильное и спорное заключение, но когда видишь «веселые», нетвердо стоящие на ногах, группы туристов из Финляндии где-нибудь в Питере или Выборге, начинаешь понимать, что доля истины в таких утверждениях все-таки присутствует…

Финский референдум

К концу1931 году Финское правительство решило отступить. С тягой выпить и забыться надо было заключить хотя бы достойное перемирие. Но вначале — спросит мнение народа. Демократия есть демократия.

Накануне нового года, 29-30 декабря 31-го в стране проводится референдум о судьбе сухого закона. Граждане сказали четко: «Пора заканчивать». За отмену ограничений вступили 546 тыс. человек, против 217 тыс. Перевес 71 с лишним процентов. В опросе приняли участие 44% финнов, имевших право голоса. Парламент 120 мандатами против 45 оперативно утвердил результаты волеизъявления граждан.

Финская загадка

Утро вторника 5 апреля 1932 года. На улицах городов в Финской республике Праздничное настроение. В 10.00 свои двери должны распахнуть 48 государственных вино-водочных магазинов компании Oy Alkoholiliike Ab или, просто, Alko. Полиция с удовольствием (полицейские ведь тоже финны и тоже люди) регулирует очереди, возникшие прямо на тротуарах задолго до заветного часа. Страждущие выстраиваются в колонны по два человека в ряд, надо же дать проход по мостовым и другим гражданам. Уличный порядок никто не отменял. Даже в такой светлый день.

… 9.58, 9.59, 10.00! Двери открываются, торговые точки принимают первых покупателей. В 10.05 из магазина на улице Кайсаниеменкату в центре Хельсинки «вываливается» Первый обладатель двух бутылок с алкоголем. Он высоко поднимет их над головой — уличная толпа ликует и кричит: «Ура!»

Ассортимент пока невелик, но финны счастливы. Наибольшим спросом пользуется дешевая эстонская водка. Кто-то останавливает свой выбор на более дорогих коньяке и виски. Некоторые интересуются даже мадерой! Забытые, милые сердцу и слуху названия.

А вот и обещанная загадка. Что означает цифровой набор 5-4-3-2-1-0? Сможете разгадать? Правильно, точная дата и время фактической отмены сухого закона 1919 г.

Финские результаты

Чего достигла Финляндия в борьбе за трезвый образ жизни? Стали ли финны пить меньше? Возможно. В списке «самых пьющих наций», по итогам 2013 г., они почти замыкают вторую мировую десятку — 19 место, с показателем в 9,1 литра чистого этанола на душу населения. Данные Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). На двадцатом месте, кстати Штаты. Лидеры — литовцы, «почетное» вторая ступенька у россиян. На одну строчку финны отстали от других скандинавов датчан (9,5 л), но опережают норвежцев и шведов. Исландия далеко позади.

Отмена ограничений не уничтожила мгновенно спиртосодержащую контрабанду. Слишком была (и остается) велика разница между ценой бутылки водки в финском и, например, российском магазине. Сформировался новый вид путешествий через границу — «алкотуризм», пик которого пришелся на 1970-ые и первую половину 80-х годов.

Финская монополия

Несомненным достижением профильного финского госрегулипования стало государственная монополия на производство и торговлю алкогольными напитками. Вплоть до настоящего времени их осуществляет все та же Alko.

На начало 2014 г., сеть Alko на территории Финляндии насчитывала 353 магазина и официальный интернет-магазин.

В ноябре 2015 года, Европейский суд подтвердил право Alko на монопольную торговлю алкоголем в стране и отверг притязания нескольких европейских экспортеров на беспошлинную поставку спиртных напитков в Финляндию.

Финны бережно оберегают паритет, достигнутый в далеком 1932-ом.

Источник: www.abcfact.ru

Один из самых неистребимых стереотипов в нашем представлении о жизни финнов — это абсолютная и непоколебимая уверенность в том, что в Финляндии до сих пор остается в силе «сухой» закон. Впрочем, поведение финских туристов в послевоенные десятилетия в Выборге, Питере и в других, более отдаленных от финской государственной границы городах, мало чем способствовало развеиванию этого мифа. Однако 5 апреля 2002 года Финляндия отмечала 70-летие отмены «сухого» закона.

Сухой закон вступил в Финляндии в силу 1 июня 1919 года. Он закрепил за государственной алкогольной компанией монопольное право на производство, импорт и продажу алкогольных напитков, разрешив использование алкоголя только в лечебных, научных и технических целях. Инициаторы принятия закона были совершенно искренне уверены в том, что он сможет уберечь граждан от пагубной страсти, разбивавшей семьи и потрясавшей моральные устои общества. Но они явно забыли об известной сладости запретного плода.

Принятие закона привело к прямо противоположным результатам. Самогоноварение и контрабанда спирта достигли невиданных размеров. За 13 «сухих» лет выросло целое поколение самогонщиков и контрабандистов, занимавшихся своим ремеслом в качестве основной профессии. Их деятельность обросла легендами и породила целый пласт национального фольклора и художественной литературы. Финские дети играли в контрабандистов и полицейских, причем симпатии были, конечно, всегда на стороне контрабандистов. У полиции, пограничников и таможенников не хватало ни сил, ни ресурсов для того, чтобы пресечь незаконное производство, контрабанду и продажу алкогольных напитков.

Впрочем, даже во времена сухого закона алкоголь можно было довольно просто получить легальным путем — врачи прописывали своим пациентам для лечения самых разнообразных заболеваний в общей сложности 1,3 миллиона литров спирта в год.

Короче говоря, «сухой» закон не отрезвил финнов — скорее, наоборот. Закон нарушался с самого начала, и количество нарушений возрастало в геометрической прогрессии. Незаконная торговля спиртом превратилась в баснословно прибыльный вид бизнеса. Большую часть незаконного зелья завозили в страну кораблями через Финский залив. Контрабандисты поставляли в Финляндию ежегодно до 6 миллионов литров спирта.

Спекулянты продавали контрабандный спирт или в 12-литровых канистрах, или в сосудах емкостью в четверть литра, которые народ называл любовно «воробышками». Старожилы рассказывают, что в любом хельсинкском ресторане можно было заказать крепленый спиртом чай — надо было лишь знать правильные термины.

«Сухой» закон продержался в Финляндии почти 13 лет (зловещая и символическая цифра)… Отчаявшись справиться с самогоноварением и контрабандой спирта, государственные власти решились, наконец, признать свою ошибку и отменить злополучный закон, но для пущей верности предварительно заручились поддержкой народа. В конце 1931 года был организован всенародный референдум по этому наболевшему вопросу. Подавляющее большинство граждан — 546 тысяч — проголосовали за отмену сухого закона. За его продление было подано 217 тысяч голосов. В голосовании приняли участие 44% граждан, имевших право голоса.

Выраженное народом мнение подвигло депутатов финского парламента на отмену страданий жаждущих. Лишь 45 депутатов проголосовали против отмены закона — 120 депутатов исполнили волю народа.

День, месяц, год и время открытия алкогольных магазинов после тринадцатилетнего перерыва породил шутливую задачку, с помощью которой представители старшего поколения любителей зеленого змия выигрывали не одно пари на бутылку пива у своих более юных собутыльников. Вопрос гласил: «Как расшифровывается набор цифр 543210»? Ларчик открывался просто: алкогольные магазины распахнули свои двери вновь 5 апреля 32 года в 10 часов утра.

Как свидетельствуют очевидцы, народ начал собираться у дверей «монополек» задолго до их открытия, что заставило полицию выстроить покупателей в колонны по двое, дабы остальные прохожие могли беспрепятственно проходить по тротуару мимо этих «злачных мест». Когда двери алкогольных магазинов, наконец, открылись, полицейские запускали в них разом по 10-20-30 человек, в зависимости от величины магазина и количества продавцов. Из магазина на улице Кайсаниеменкату в центре столицы первый счастливый покупатель вывалился ровно через 5 минут после захода, встреченный очередью на улице громкими криками «Ура!» Примерно такая же атмосфера царила и перед другими магазинами.

Основная масса покупателей закупала эстонскую водку — ввиду ее относительной дешевизны. Правда, находились и принципиальные любители коньяка и виски. Некоторые интересовались даже мадерой и прочими креплеными винами, но ввиду отсутствия завоза вынуждены были в первые дни довольствоваться ограниченным ассортиментом. Определенные ограничения остались в силе и после отмены сухого закона — в одни руки отпускали не больше двух поллитровок.

Отмена «сухого» закона приостановила контрабанду спирта лишь на несколько месяцев. Уже в конце 1932 года контрабандисты воспряли духом, приспособились к условиям конкурентной борьбы с государственной монополией и возобновили свой нелегальный бизнес с прежним энтузиазмом, отказавшись лишь от своих сверхприбылей. Условия и формы этой конкурентной борьбы менялись с годами и десятилетиями, но суть ее так и не изменилась: государство пополняет за счет акцизов свою казну, а граждане пытаются правдами-неправдами добыть свой напиток насущный подешевле — из-за кордона.

Ни для кого не является секретом, что основная масса контрабандного алкоголя поступает в наши дни в Финляндию через восточную границу из России. Занимаются этим бизнесом и русские туристы, и сами финны. Значительная разница в цене на водку в России и Финляндии делает этот бизнес неистребимым.

Весь этот печальный эксперимент с принятием и отменой «сухого» закона наводит на столь же печальные мысли. В результате 13-летней запретительной практики тяга к «запретному плоду» — в данном случае, к спиртным напиткам — перекочевала, похоже, уже в генофонд нации.

Однажды, еще в советское время, во время визита высокопоставленных финских партийных деятелей в Криковские винные подвалы под Кишеневом — для дегустации отборных местных вин и коньяков — один из гостей задал главному виночерпию республики замучивший его, видно, вопрос: «Как пить, чтобы не пьянеть»? На что последовал философский контрвопрос: «А зачем же тогда пить»?

Как сказал Бенджамин Франклин, школа жизни — самая суровая школа, но дураков в других школах не учат. Недалеко от этой истины и то изречение, согласно которому дураки учатся только на собственном горьком опыте. Весь мир давно убедился, что запретами трезвость нации не обеспечить. Значительно более эффективным средством пропаганды трезвого образа жизни является сила живого примера, в особенности, руководителей нации.

Источник: tampereclub.ru


Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *