Писатели алкоголики

Трудно сказать, заслуживает ли какое-либо творчество, созданное под эгидой наркотиков или алкоголя позитивной оценки. Следует ли принимать произведения искусства, вдохновленные и вымученные нетрезвым разумом? Возможно, кто-то скажет «нет». Многим гениям было плевать на эту догму и они создавали памятники литературы. Особенно плевать было нижеперечисленным, которые плевали не только на чужое мнение, но и на свое здоровье, убивая себя алкоголем.

                   …………………………………………………………………………………..                

                                                                Сергей Довлатов

Алкогольная строка: писатели-алкоголики. Изображение № 1.

В те годы, в 60-70-е прошлого века пила, наверное, вся творческая интеллигенция. Причем часто вместе и в одном месте. Кто больше, кто меньше, но рюмка водки и огурец в руках оказывались непременно.


Алкогольная строка: писатели-алкоголики. Изображение № 2.

 Чаще они появлялись и в огромных руках Довлатова. Об этом его пристрастии знали все. Многие задавались вопросом: ««Когда же он пишет, если все время пьет?». Одни друзья пили с ним, другие — страдали от этого. Впрочем, страдали и те, кто с ним пил. Довлатов нередко выкидывал «фокусы» во время своих алкогольных путешествий. То вломится в дом своей подруги Людмилы Штерн и подерется с ее мужем, то «угрожает» ей «нещадно напиться» если та не пожелает с ним встретиться. А после своих пьяных выходок он обычно сердечно раскаивался и просил прощения. «Обнимаю, выпиваю и закусываю» — так выглядит последняя «прощальная» строка из письма к Л. Штерн. 

Алкогольная строка: писатели-алкоголики. Изображение № 3.

Депрессий, как таковых, он был лишен. Писал трезвым, в основном — утром, часов в 5-6, когда ни телефон не звонит и голос ни чей не слышен. Он был чуток к любым комментариям о своем творчестве и любое колкое замечание могло подтолкнуть его к забытью в компании алкоголя. Пил в основном из-за того, что не печатали. А не печатали его очень долго..

 


Алкогольная строка: писатели-алкоголики. Изображение № 4.

48 лет, причина смерти: сердечная недостаточность.

Цитата: «Я столько читал о вреде алкоголя! Решил навсегда бросить… читать».

                           …………………………………………………………………….

                                                                   Ярослав Гашек

Алкогольная строка: писатели-алкоголики. Изображение № 5.

Никто не мог назвать Гашека пьяницей и тем более алкоголиком, скорее он был беспечным выпивохой, который не мог пройти столь любимого им заведения — трактира. Там, в компании клубов дыма, веселья и заполуночных разговоров Гашек запрокидывал в себя несколько рюмок водки или сливовицы, а потом заливал это все отменным чешским пивом. Гашек обожал пиво. Настолько, что подыскивал себе жилье неподалеку от пивной. Гашека знали чуть ли не во всех трактирах Праги. Сам он говорил: «Я раз за одну ночь побывал в двадцати восьми местах, но, к чести моей будь сказано, нигде больше трех кружек пива не пил».


Алкогольная строка: писатели-алкоголики. Изображение № 6.

Биографы Гашека насчитали в Праге более ста кабаков, которые посещал писатель. В пивной он всегда чувствовал себ как дома: шутил, острил и, конечно, поглощал пиво литрами. Когда алкоголь в Гашеке уже звинел колокольчиком, писатель нередко попадал в полицейские протоколы: тут он мочился неподалеку от полицейского управления, там — повредил железные загородки, а однажды, облюбовав местные трактиры, и вовсе залез на парапет Карлова моста и чуть не прыгнул во Влтаву. После чего был доставлен в сумасшедший дом.

39 лет, причина смерти: паралич сердца

Цитата: «.. употреблять алкоголь — низменный материализм, а жить следует жизнью духовной»

                                               …………………………………………………………….

                                                                    Эдгар Аллан По

Алкогольная строка: писатели-алкоголики. Изображение № 7.


По, наверное, один из самых загадочных писателей: не только 19 века и не только американских. Мистическая фантасмагория его произведений шла за ним по пятам и в его жизни реальной. Хотя, по большому счету, реального в его жизни было мало. А если и было, то не особо радужно принималось писателем. Ему был тошен уклад американской жизни, буржуазные потребности граждан, коллег, начальников. Вся его жизнь с детства была бутафорией, иногда красочной, но часто ветхлой, грязной и неприемлемой. Но По гораздо легче было жить и страдать в этом, придуманном им мире, чем жить в мире действительности. Те плевки, которые ему отгружала судьба, По, как человек тонко чувствительный и восприимчивый едва сносил.

Алкогольная строка: писатели-алкоголики. Изображение № 8.

Еще со студенческих лет он пристрастился к своему любимому напитку — вину — в котором находил забвение и временный покой. Пил он немного, тут же пьянел. Фантазия распластывалась вширь. Иногда случались запои. После них писатель корил сам себя. Окончательно алкоголь начал душить его, когда его вторую жену, Вирджинию, душил невылечиваемый в то время туберкулез. После смерти жены, По утратил голову и погряз в дипсомании. И даже после смерти, начиная с 1949 года, на его могиле в Балтиморе всегда стоит бутылка «Мартеля» или «Хеннесси», оставляемая его тайным поклонником.


Алкогольная строка: писатели-алкоголики. Изображение № 9.

40 лет, причина смерти: неизвестна.

Цитата: «Я пил, Бог знает как часто и как много. Я пил потому, что сходил с ума… все надежды покинули меня, когда моя жена умерла».

……………………………………………………………………………….

                                                              Чарльз Буковски

Алкогольная строка: писатели-алкоголики. Изображение № 10.

Непонятно до сих пор, что Буковски делал в своей жизни чаще: писал, пил, трахался или дрался. Как бы там ни было, но ни одно из этих занятий не обходилось без алкоголя. Рядом с печатной машинкой всегда стояла бутылка, как правило, джина, который Буковски разбавлять не любил.

Алкогольная строка: писатели-алкоголики. Изображение № 11.

По его словам он редко когда садился писать трезвым.
к же редко он ложился трезвым в постель с женщиной. Вообще, его обычный день легко представить. Утром, Чарльз с еще не отшумевшей головой хлещет то, что осталось после вчера. Затем покупает новую бутылку, садится за машинку, оставляет бумаге «то, что должен был оставить», затем идет в свою любимый бар, там срастается с барной стойкой, отчаянно надирается за счет заведения, провоцирует кого-нибудь и дерется. Вне зависимости от того, получил Буковски по роже или нет, ночь он проводит с пьяной шлюхой. И так всю жизнь.

Алкогольная строка: писатели-алкоголики. Изображение № 12.

При этом Буковски умер не от цирроза печени, бедным или найденным в канаве. Он умер знаменитым в своем особняке в Калифорнии, в компании своей молодой жены. Наверное, под его кроватью стояла почти пустая бутылка джина..

74 года, причина смерти: лейкемия

Цитата: «Ты можешь трахнуть мою бабу, но виски мое не трожь».

…………………………………………………………

                                            Эрнест Миллер Хемингуэй

Алкогольная строка: писатели-алкоголики. Изображение № 13.


Герой повести «Старик и море» — старый рыбак Сантьяго, который 84 дня возвращался с моря без улова, наконец, благодаря нечеловеческим усилиям, терпению, стойкости и воле побеждает природу в образе громадной рыбины. За эти качества, проявленные стариком, за эту демонстрацию самоотверженной битвы Хемингуэй получил две важнейших премии в литературе: Нобелевскую и Пулитцеровскую. Частые депрессии, бесконечная паранойя, гипертония, диабет — все это было отчасти приобретено алкоголем. В юности – вино, в молодости – виски, в зрелости – «мохито» и «дайкири». В своей жизни старик Хемингуэй хоть и имел ежедневный улов в виде алкоголя, но справиться с ним так и не сумел. Хотя в воле и стойкости ему было не занимать.

Алкогольная строка: писатели-алкоголики. Изображение № 14.

62 года, причина смерти: застрелился из ружья.

Цитата: «Мужчина не существует пока он не пьян».

………………………………………………………………………………

Другие известные писатели-алкоголики:

                                                    Хантер Томпсон


Алкогольная строка: писатели-алкоголики. Изображение № 15.

Пил все крепче 5 градусов

……………………………………………………………. 

                                                 Венедикт Ерофеев

Алкогольная строка: писатели-алкоголики. Изображение № 16.

Водка прославила не только его героев

…………………………………………………………….

Карсон Маккалерс

Алкогольная строка: писатели-алкоголики. Изображение № 17.

Творчество навеяно хересом с чаем

……………………………………………………………………………….

*Следующий материал: «писатели-самоубийцы»

*предыдущий материал: «хорошо одевающиеся писатели»

www.lookatme.ru

Все блогеры немного писатели, не считая естественно одувана
Писатели алкоголикиvarlamov.ru и Писатели алкоголикиtema они просто пишут бред и их в расчет не берем.
А сколько среди выдающихся писателей было алкоголиков.
Вот самые известные из них:

Эдгар Аллан По

Самым отпетым писателем-алкоголиком XIX века был именно он. Его не раз отвозили в больницу с приступом белой горячки, в котором он ругался с привидениями и неистово отбивался от них. Смерть его тоже была в «винном угаре»: выпил все спиртное, что ему поставили в день выборов, за участие них в качестве подставного кандидата. После чего его нашли в канаве, привезли в больницу, где он и скончался от закупорки сосудов головного мозга.
Эдгар Аллан По

Уильям Фолкнер
Безумный пьяница. Родился и вырос в семье алкашей. Познакомил со спиртным его дед, дав ему однажды допить оставшийся в бутылке пунш. В итоге к 18 годам будущий писатель пил, как заправский алкоголик. Из-за несчастной любви он решил пойти на фронт и в 20 лет он вступает в Канадские военно-воздушные силы, где во время тренировочного полета потерпел крушение.
все потому, что хлебнул немало «бурбона», взятого с собой. Во время сухого закона он пил чистый кукурузный спирт, часто посещал публичные дома, где всегда был большой выбор нелегального виски. Его алкоголизм длился на протяжении 30 лет практически не прерываясь. Но именно в этот период он написал многие свои лучшие произведения. За этот период он испытал: алкогольное истощение, белую горячку, язвенную болезнь, электрошоковую терапию, ранения головы, переломы ребер, падения с лестниц и лошадей, сломанные позвонки, лихорадку, болезни внутренних органов, дрожание рук, провалы памяти. В общем, практически все, что только возможно было испытать алкоголику.
Уильям Фолкнер

Эрих Мария Ремарк

Писатель стал знаменитым после одного-единственного произведения «На Западном фронте без перемен» (1930), которое стоит по количеству экземпляров на втором месте после Библии. Но и он не обошел стороной бутылку. Комплекс неполноценности и депрессии он заливал алкоголем. Ему, как человеку прошедшему две мировых войны, алкоголь стал анестезией. «Что ты будешь делать, когда война закончится? – Пить, чтобы забыть все. – А если не поможет? – Все равно буду пить». Персонажи его произведений не могут обойтись и часа без любимого автором кальвадоса. Так же к бутылке его толкала чересчур противоречивая и вспыльчивая натура. Сам же он, после прекращения запоев винил себя за пусто потраченное время: «Сколько времени выпито и прокурено.… Когда я, наконец, займусь работой…»

Эрих Мария Ремарк

Эрнест Хемингуэй

Известный американский писатель, один из самых влиятельных в США в прошлом веке. Лауреат Нобелевской премии 1954 года по литературе, полученной за известнейшую повесть «Старик и море», журналист. В общем, человек, у которого с виду все хорошо. Но один из самых известнейших алкоголиков! Любитель ромового коктейля «дайкири», и не только… Вот фрагмент из жизни одного дня: утро – два стакана виски с содовой и льдом, к обеду — французское вино, ближе к вечеру – три четыре бутылки виски с друзьями, на ужин – кьянти из оплетенной бутылки, литра четыре или пять. Как он любил говорить: «Выпивка – это способ достойно завершить прожитый день» и « виски – это пища не для желудка, а для души». Часть своей славы он заслужил своими активными не литературными приключениями. Его смерть не исключение! В последний год перед смертью он лежал в больнице с диагнозом депрессия, умственное расстройство и …цирроз печени. В июне 1961 года он приставил к голове охотничье ружье и покончил с собой, сидя на своем ранчо.

Эрнест Хемингуэй

Сергей Довлатов

В произведениях Сергея Довлатова почти все русские герои пьют и алкогль представляется неотьемлимой частью бытия и совершенно естественным состоянием. По мнению самого Довлатова – пьянство представляется неотьемлимым атрибутом загадочной русской души, элементом нации. Сам Довлатов тоже много пил. Он ненавидел свои запои, и даже, не употребляя впоследствии алкоголь много лет, он писал о необратимой тяге к нему: «Помню о ней проклятой день и ночь…» В его произведениях алкоголики подчастую оказывались порядочными людьми, а люди сторонящиеся спиртного – напротив вызывали недоверие. Умер Сергей Довлатов 24 августа 1990 года в Нью-Йорке от сердечной недостаточности, там же и похоронен.

Сергей Довлатов

РЭЙМОНД ЧАНДЛЕР
Чандлер, как и его самый знаменитый герой — частный детектив Филип Марлоу, много пил, отдавая предпочтение виски и гимлету (или «буравчику): смеси из 2 частей бурбона и одной части лаймового сока. Само собой, если бы Чандлер не пил сам, то не наградил бы героя похожим пристрастием. Известен один показательный случай: Чандлер писал сценарий к фильму «Синий георгин» и по требованию студии прекратил пить — то есть совершенно выпал из творческой жизни. Сроки поджимали, инвестиции горели, тогда продюсер Джон Хаусман запер его в доме, обеспечив недельным запасом виски, шестью секретарями, чтобы записывали любую пришедшую ему в голову мысль, и врачом, чтобы колол ему витамины — Чандлер в запое забывал кушать. У двери всегда ждал лимузин, отвозящий каждую написанную страницу текста прямиком на студию. В итоге получился лучший сценарий из возможных, вошедший в историю и ставший легендой Голливуда.

РЭЙМОНД ЧАНДЛЕР

Чарльз Буковски

Буковски – один из тех, кому алкоголь приносил радость и даже пользу. И совсем не тяготил. Буковски, открывший для себя опьянение в детстве, сразу понял – вот то, что сможет сделать его счастливым. Так и вышло. Он пил всегда, пил везде, предпочитая пиво и вино, и прожил 74 года. Буковски искренне любил алкоголь, и тот платил ему взаимной симпатией. В 24 года писатель ударился в десятилетний запой, который закончился внутренним кровотечением и умиранием на койке в больнице для нищих. Его выходили, однако строго-настрого запретили пить: бутылка пива – и вы мертвец, сказали врачи Буковски. Выйдя за пределы клиники, потенциальный мертвец не спеша отправился в ближайший бар и напился до чертиков. И ничего с ним не случилось. Известность пришла к Буковски в 51 год, после выхода первого романа «Почтамт». В 70-е он написал все свои главные книги и превратился в культового автора. А в следующем десятилетии Буковски настигла настоящая слава. Он стал вполне обеспечен и последние годы жил в доме с бассейном, не изменив, впрочем, своему привычному образу жизни: играть на скачках, писать почти каждую ночь, слушая классическую музыку и попивая красное вино.

Чарльз Буковски

ДЖЕК КЕРУАК
Учитывая любовь иконы поколения битников к мексиканской культуре, неудивительно, что выбор свой он остановил на «маргарите» — смеси текилы, лаймого сока и льда. История гласит, что однажды в нью-йоркской White House Tavern, где Керуак был завсегдатаем, все стены в мужском туалете хозяева расписали граффити с одной единственной надписью: «Керуак, иди домой!» Надпись была над каждым писсуаром, каждым зеркалом и в каждой кабинке. Представляете, как он их достал? Несмотря на то, что история эта кажется совершенно анекдотичной, именно она породила интернет-мэм «….. ты пьян, иди домой» Как бы то ни было, Керуак ни дня не пропускал без «маргариты»… двух, трех, пяти… дальше не помню. Собственно, и умер он от внутреннего кровотечения, вызванного циррозом печени.
ДЖЕК КЕРУАК

Это не все знаменитые писатели-алкоголики, но не стоит брать пример с их образа жизни. Бухло — зло.

iozhin.livejournal.com

Вступление

Давайте поговорим об алкоголе. О том, как он влияет на творчество, например. Думаю, не стоит спрашивать об этом у соседа, который уже час как, судя по всему, попал в лапы delirium tremens и громко комментирует всех телеведущих подряд, перемежая этот процесс адскими воплями: он не ответит, а если ответит, то не тебе, не на твой вопрос и не о том. Обратимся к справочникам, свидетельствам современников и самим творцам… например, к писателям. Мы оставляем в стороне прочие изменяющие сознание средства как нерациональные и непредсказуемые: с алкоголем все-таки мы знакомы лучше и он понятнее. Первый ряд сильно пьющих писателей всем известен: Ерофеев, Довлатов, Буковски, Хемингуэй, Скотт Фицджеральд… А мы пройдемся по второму, никак не менее интересному.

 

КАРСОН МАККАЛЕРС

Американка, южанка (это важно). Почему важно? Да потому, что на Юге Штатов население всегда было очень консервативно и в то же время очень возбудимо – юг все-таки. Соответственно, желания, подавленные укладом и моралью, сублимировались в разнообразных формах. У Карсон сублимация началась с писательства, продолжилось в 20 лет бисексуальным браком (и она, и он левачили напропалую, не особо обращая внимания на пол партнеров); в 23 она написала потрясающий по силе роман “Сердце — одинокий охотник” и навечно оказалась записанной в анналы стиля “южной готики”. Дружила с Сальвадором Дали, поэтом Уистеном Оденом, композитором Бенджаменом Бриттеном, гениальным писателем и композитором Полом Боулзом, о котором надо бы как-то еще рассказать, разводилась и сходилась с мужем, пыталась покончить с собой, лежала в клинике – но до какого-то момента пила только херес с чаем, довольно умеренно. А вот когда провалилась ее пьеса “Квадратный корень чудес”, запила жестко. Результат (усиленный общим слабым здоровьем) — несколько инсультов, инвалидная коляска, смерть в 50 лет после полуторамесячной комы.

Трудно сказать, как сказывалась выпивка на ее творчестве, сама она говорила, что херес с водой подпитывает ее – хотя те радикальные, горькие, страшные, жесткие строки, что выходили из-под ее пера, никак не могли быть продиктованы алкоголем. Говорю же, сублимация.

Что читать: “Сердце-одинокий охотник”, “Отражения в золотом глазу”, “Часы без стрелок”. Потом – все остальное.

 

РЭЙМОНД ЧАНДЛЕР

Американец, впрочем, поживший в Англии, он работал бухгалтером, служил в канадской армии во время Первой мировой, завел роман с замужней женщиной на 16 лет старше его и даже потом женился на ней. Писал поначалу стихи и, как часто случается с поэтами, выпивал – поначалу влегкую, потом довольно круто, настолько, что в 1933-м его уволили из нефтяной компании с поста вице-президента (!). После этого Чандлер поэзию бросил и начал писать детективные рассказы, потом – романы.

Фактически он оказался основателем жанра “крутого детектива” со всеми сопутствующими: успех, экранизации: его резкие и лишенные малейших признаков сентиментальности сюжеты легко ложились в ткань фильмов. Работал в Голливуде, где продолжал выпивать. Говорят, что во время работы над сценарием к фильму “Синий Георгин” к Чандлеру были приставлены два секретаря и медбрат с запасом витаминов, а сам писатель снабжен запасом виски – секретари записывали все, что он говорил, медбрат взбадривал витаминами организм писателя (в пылу алкотрипов тот забывал о еде). Сценарий получился на славу.

Чандлер оказался патологическим однолюбом. Когда жена умерла, он впал в затяжную депрессию и пить начал так, что чертям становилось тошно. Писать получалось все хуже. В конце концов он попытался покончить с собой, но после этого неожиданно развеялся, взял американское гражданство и поехал путешествовать. Но коварная судьба накрыла его как раз на этом этапе: вернувшись, он заболел пневмонией и умер. Ему было 70.

Писатель высшей пробы, мастер штучной выделки. Его желчный, отчасти циничный и при этом очень искренний и даже отчасти поэтичный стиль невозможно не полюбить. Что же, человек прожил дольше, чем многие – с такими-то подвигами в анамнезе.

Что читать: “Глубокий сон”, “Долгое прощание” как минимум. Прочее – по желанию, а оно наверняка появится.

 

НИКОЛАЙ РУБЦОВ

Русский поэт. В детстве пережил тяжелую психологическую травму: во время войны умерла мать, а отец, вернувшись с войны, женился вторично и не стал забирать детей от первого брака из интерната. Учился в одном техникуме с Венедиктом Ерофеевым, служил на флоте, работал слесарем и кочегаром; учился в Литинституте. Крепко закладывал за воротник лет с 25, несмотря на это, печатался в прессе, выходили поэтические сборники. После института работал в вологодской газете, получил квартиру. Считался надеждой русской поэзии с точки зрения правого крыла писателей-деревенщиков. В 35 лет то ли был задушен, то ли умер от инфаркта у себя дома во время ссоры с собственной невестой.

Был очевидно талантлив, хотя отчасти переоценен. В творчестве нередко упоминал о скорой кончине, что свойственно алкоголикам, осознающим собственную зависимость и даже ею упивающимся. Известна его записка ректору Литинститута в ответ на постоянные обвинения в пьяных скандалах:

Возможно, я для вас в гробу мерцаю,

Но заявляю вам в конце концов:

Я, Николай Михайлович Рубцов,

Возможность трезвой жизни отрицаю.

Впрочем, в творчестве был честен, руководящую роль партии не воспевал, был скорее лириком философски-деревенского толка. Александр Борисович Градский даже записал на его стихи сюиту “Звезда полей”, хотя куда более известна песня, написанная Александром Барыкиным. Она начинается со слов “Я буду долго гнать велосипед”.

Что читать: самый яркий и репрезентативный сборник стихотворений “Звезда полей”.

 

ЭРИХ МАРИЯ РЕМАРК

Немецкий писатель, родился в семье книжного переплетчика. Воевал на фронтах Первой мировой, потом работал органистом в психушке и продавцом надгробий, но остановился на журналистике. Роман “На Западном фронте без перемен” до сих пор остается едва ли не самым гневным и убедительным антивоенным романом всех времен. В донацистские времена был богат, удачлив, счастливо (до определенного момента) женат на танцовщице, болевшей чахоткой (потом они развелись, но Ремарк трогательно заботился о ней вплоть до самой своей смерти – ей удалось пережить бывшего мужа). Имел долгую и мучительную связь с Марлен Дитрих; после того, как его книги были сожжены нацистами, уехал в США. В Америке женился на экс-супруге Чарли Чаплина и прожил с ней до конца жизни (умер в Швейцарии в 72 года).

Много пил – это заметно и по его книгам, в которых герои не просто не пренебрегают алкоголем, а делают это усердно и с удовольствием. Собственно говоря, знаменитый (и лучший, по мнению многих) его роман “Три товарища” начинается с танца пьяной в дым уборщицы автомастерской. Совершенно очевидно не считал пьянство пороком, был истинным бонвиваном и гедонистом. Сегодня его проза (кроме “Западного фронта”), невероятно популярная в СССР в 60-70-е годы прошлого века, считается легковесной и не заслуживающей внимания. Это чушь собачья: мало кто писал о любви так честно и так мужественно, как Ремарк.

Что читать: “Черный обелиск”, “Три товарища”, “Время жить и время умирать”. Остальное опционально, хотя… я вот прочитал почти все и не жалею об этом.

 

ЯРОСЛАВ ГАШЕК

Чешский писатель-сатирик, по убеждениям анархист. Родился в бедной семье,  не закончил гимназию по причине бедности и политической неблагонадежности (участвовал в антинемецких демонстрациях). Работал в аптеке, пешим ходом прошел всю Чехию и почти всю Восточную Европу. Участвовал в восстаниях в Болгарии и Македонии; был арестован за бродяжничество. Вернувшись, начал сочинять юмористические стихи и заметки, немало в том преуспев. Впрочем, к собственному творчеству относился несерьезно, зато усердно изучал меню погребков и трактиров. Торговал породистыми собаками (перекрашенными дворнягами с поддельной родословной). Вот выписки из полицейских протоколов: «в нетрезвом состоянии справлял малую нужду перед зданием полицейского управления»; «в состоянии легкого алкогольного опьянения повредил две железные загородки»; «зажёг три уличных фонаря, которые уже были погашены».

Во время Первой мировой попал в плен, записался в чешский корпус российской армии, был награжден георгиевским крестом. Вступил в компартию, подавлял анархистский мятеж в Самаре, был назван предателем чешского народа; принимал активное участие в Гражданской войне, был завтипографией в Уфе и замкоменданта Бугульмы, в Иркустке пережил покушение на убийство, издавал чуть ли не первую в мире газету на бурятском языке. Осел в Иркутске, но по приказу партии вернулся на родину, готовить мировую революцию. В Чехии, впрочем, быстро вернулся к прежней жизни – выпивал, бродяжничал – но при этом написал главную свою книгу, «Похождения бравого солдата Швейка» (четвертая часть осталась недописанной). Умер в 39 лет.

К вышеописанному трудно что-то добавить кроме того, что солдат Швейк стал одним из символов Чехии на все, похоже, времена. Роман, который Гашек писал кусками и сразу начисто (то есть полностью ни в рукописи, ни напечатанным автор свою книгу никогда не видел), оказался совершенно восхитителен со всех точек зрения: политической, стилистической, юмористической и какой хотите еще. До сих пор – хотя, увы, все реже – можно услышать во время интеллигентного застолья: “Eще был случай в Ческе-Будейовицах в 1911 году…”.

А вы говорите, пьянство и творчество – вещи несовместные.

Что читать: да и так понятно, что.

 

УИЛЬЯМ ФОЛКНЕР

Великий – на самом деле великий! — американский писатель. Истинный южный джентльмен, импозантный красавец-усач с вечной трубкой и в безукоризненно сидящем костюме, он родился в семье университетского служащего и был внуком известного в ту пору писателя, тоже Уильяма и, естественно, Фолкнера. После того, как его девушка вышла замуж за другого, Фолкнер решил пойти на Первую мировую и даже закончил летную школу – но война тем временем закончилась. Он учился в университете (не закончил) и писал стихи, но под влиянием Шервуда Андерсона, еще одного великого американца, перешел на прозу и стал писать о том, что лучше всего знал, то есть о жизни американского Юга. Это удалось ему: в своих романах Фолкнер создал целый воображаемый округ, населил его абсолютно живыми героями и проследил жизнь их и их семей от заселения индейских земель до сереждины ХХ века. Тем временем девушка развелась с мужем и таки вышла замуж за Фолкнера. Финансовые дела писателя, однако, были нехороши: критики ликовали, публика не покупала – и тогда Фолкнер в каком-то отчаянном азарте написал роман “Святилище” об изнасилованной гангстером женщине, спрятавшейся в публичном доме. Сенсационный для 1931 года характер сюжета сделал книгу бестселлером, но достаток был недолгим – следующие 15 лет Фолкнер проработал сценаристом в Голливуде. Европа переводила его книги и буквально выла от восторга, Андре Мальро и Жан-Поль Сартр взахлеб говорили американцам, какой силы писатель живет у них в стране, на что американцы только пожимали плечами. Но до тех пор пока писатель не получил Нобелевскую премию, его романы, полные насилия и ненависти – и в то же время удивительной силы чувства справедливости и гуманности — Америкой приняты не были. Зато потом он стал и популярен, и богат.

А еще Фолкнер много и усердно пил – запои длились по неделе, а то и более. Последние пять лет своей жизни он преподавал в университете и умер от тромбоза в возрасте 65 лет.

“Опустите в алкоголь жука, и получится скарабей; опустите в алкоголь миссисипца, и получится джентльмен”, — сказал один из его героев в “Святилище”; Фолкнер следовал этому завету всю сознательную жизнь. Его книги полны тем, что можно назвать спокойным отчаянием и пониманием того, что поднятая высоко голова и непопранное достоинство стоят куда дороже, чем полные карманы и набитое брюхо. И еще того, что даже в состоянии крайнего опьянения воротничок должен быть чист, застегнут, усы подстрижены, осанка пряма, речь понятна, движения четкими. Южная породистость, что вы хотите.

Что читать: “Шум и ярость”, “Святилище”, “Свет в августе”. Чтение это непростое. Но удивительно полезное для повышения качества души – ну, если вы считаете, что она у вас есть. Если нет, то тут ничто уже не поможет.

royalcheese.ru

Когда я писала заметку про Фицжеральда, то с удивлением узнала, что он был алкоголиком.Ещё я как раз сейчас читаю мемуары Кинга, в которых он признаётся, что у него были проблемы с алкоголем и наркотиками.

Вспомнились некоторые мнения о том, что все творческие люди нестабильны в плане зависимости, захотелось узнать больше на эту тему, в результате получилось вот что.

Творческие люди (а писатели — особенно), в основном, пьют. Пьют много и отчаянно. Некоторые верят, что спиртное увеличивает их и без того немалый творческий потенциал, другие полагают, что алкоголь — это, своего рода медицина, помогающая решить все жизненные проблемы.

Страсть к чему-либо не выбирает по статусу и положению — перед ней все равны… Среди известных, знаменитых и великих людей встречались любители «зеленого змия». Многим это помогало уйти от реальности и искать вдохновения… Американский психиатр Дональд Гудвин даже задался однажды вопросом: «Может быть, у литературного дара и алкоголизма одни и те же корни?» А когда его попросили описать типичный портрет алкоголика, то он ответил — "Американец, писатель, лауреат Нобелевской премии"…

Немало великих писателей (особенно американских) 20-го столетия боролись со своим пристрастием к алкоголю. Одни считают, что алкоголь влиял на их выдающиеся творческие способности, а другие полагают, что был лекарством от жизненных проблем. Так вот, ниже приведен список самых известных выдающихся писателей-алкоголиков.

Писатели алкоголики

Самым известным алкоголиком безусловно является ЭРНЕСТ ХЕМИНГУЭЙ

«Интеллигентный человек вынужден иногда напиваться, чтобы вынести общение с дураками».

Дядюшка Хэм известен многими вещами, на первом месте среди которых, стоит, разумеется, его литературное творчество. Но поговорим мы сейчас не об этом, а о его алкогольных предпочтениях. Вообще, имя Хемингуэй ассоциируется со многими спиртными напитками. Например, он отнюдь не скрывал, что переехал на некоторое время во Францию исключительно потому, что там вино хорошее. Он даже изобрел собственный коктейль — «Смерть в полдень» (по названию одноименной публицистической книги). Но более всего известен Хэм своим пристрастием к освежающему «мохито», который он попробовал на Кубе. В баре La Bodegita del Medio туристы до сих пор могут заказать коктейль имени Хемингуэя, таким как его описывал великий писатель. Так же Хэм известен своей нежной любовью к «дайкири», но мы же не будем перечислять все, что пил Эрнест.

Кстати, пил настолько неумеренно, что однажды, придя с друзьями в нью-йоркский бар Costello’s и хорошо там накидавшись, он увидел вошедшего в зал Джона О’Хару, в руках у которого была вполне себе элегантная трость. Залитому по самые уши Хэму, эта трость показалась нелепым анахронизмом и он начал издеваться над O’Харой, на что тот парировал, мол «это лучшая трость из самого крепкого терновника, какую можно найти в Нью-Йорке». Хэм сразу поспорил с O’Харой на $50, что сломает ее голыми руками. После чего, одним движением разбил палку на две части о собственную голову. Ее останки еще долго висели на стене Costello’s, как память.

Писатели алкоголики

УИЛЬЯМ ФОЛКНЕР

«Человек не должен злоупотреблять выпивкой до 50 лет, но если он не делает этого после 50, то он — идиот».

В отличие от многих писателей, Фолкнер начал бухать с самого начала своей карьеры, не садясь за печатную машинку, предварительно не накачавшись алкоголем. По его словам — «Я работаю, в основном, по ночам. И всегда держу под рукой бутылку виски, чтобы все идеи, которые я забыл за день снова всплыли в моей голове». Однажды он явился в Голливуд обсуждать сценарий к фильму «Путь к славе» с Говардом Хоуксом, принеся с собой бумажный пакет с полупустой бутылкой виски. Открывая его, он порезал пробкой палец и немного виски вылилось в пакет, который полетел в мусорное ведро. Виски был выпит, сценарий не шел, и Хоукс уже решил, что встреча окончена. Как бы не так! Фолкнер полез в мусорное ведро, достал пакет, и допил те несколько пролитых капель, смешанных с собственной кровью. Да, Нобелевский лауреат по литературе был законченным алкоголиком…

Собственный рецепт Фолкнера: 7 веточек мяты, чайная ложка сахара, бурбон и лед. Это на случай, если захотите начать литературную карьеру:)

Писатели алкоголики

ФРЕНСИС СКОТТ ФИЦДЖЕРАЛЬД

«Сначала ты пьешь спиртное, потом спиртное пьет спиртное, а затем спиртное пьет тебя»

Всем другим напиткам Френсис предпочитал джин. Он, отчего-то, искренне полагал, что его нельзя унюхать в дыхании, и, между тем, обладал невероятно низкой толерантностью к алкоголю. Ему хватало всего пары глотков, чтобы убраться в хлам. Но на дворе были бесшабашные двадцатые, а он — несомненным их символом. Фицджеральд и его жена Зельда — оба были завзятыми алкашами. История помнит, как они прыгали в фонтан отеля Plaza, варили часы гостей в томатном супе и раздевались в Follies, а откликнувшись на предложение прийти на вечеринку в чем им удобнее, заявились в пижамах (правда Зельда быстро разделась и танцевала совершенно голой).

Писатели алкоголики

РЭЙМОНД ЧАНДЛЕР

«Алкоголь — как любовь. Первый поцелуй — волшебный, второй — интимный, третий — обычный. А потом ты просто раздеваешь девчонку»

Чандлер, как и его самый знаменитый герой — частный детектив Филип Марлоу, много пил, отдавая предпочтение виски и гимлету (или «буравчику): смеси из 2 частей бурбона и одной части лаймового сока. Само собой, если бы Чандлер не пил сам, то не наградил бы героя похожим пристрастием. Известен один показательный случай: Чандлер писал сценарий к фильму «Синий георгин» и по требованию студии прекратил пить — то есть совершенно выпал из творческой жизни. Сроки поджимали, инвестиции горели, тогда продюсер Джон Хаусман запер его в доме, обеспечив недельным запасом виски, шестью секретарями, чтобы записывали любую пришедшую ему в голову мысль, и врачом, чтобы колол ему витамины — Чандлер в запое забывал кушать. У двери всегда ждал лимузин, отвозящий каждую написанную страницу текста прямиком на студию. В итоге получился лучший сценарий из возможных, вошедший в историю и ставший легендой Голливуда.

Писатели алкоголики

ДЖЕК КЕРУАК

«Как католик, я не могу покончить жизнь самоубийством, но я могу напиться всмерть»

Учитывая любовь иконы поколения битников к мексиканской культуре, неудивительно, что выбор свой он остановил на «маргарите» — смеси текилы, лаймого сока и льда. История гласит, что однажды в нью-йоркской White House Tavern, где Керуак был завсегдатаем, все стены в мужском туалете хозяева расписали граффити с одной единственной надписью: «Керуак, иди домой!» Надпись была над каждым писсуаром, каждым зеркалом и в каждой кабинке. Представляете, как он их достал? Несмотря на то, что история эта кажется совершенно анекдотичной, именно она породила интернет-мэм «….. ты пьян, иди домой» Как бы то ни было, Керуак ни дня не пропускал без «маргариты»… двух, трех, пяти… дальше не помню. Собственно, и умер он от внутреннего кровотечения, вызванного циррозом печени. Сами понимаете.

Писатели алкоголики

ЧАРЛЬЗ БУКОВСКИ

«Выпивка — эмоциональная вещь. Это форма самоубийства, где на следующий день вы снова оживаете. Это как убить себя ради возрождения. Я уже прожил 10-15 тысяч жизней»

Лауреат всех возможных премий, ставший популярным потому, что описывал Америку в грубой, но очень правдивой форме, бухал все, что содержит хотя бы грамм алкоголя. Пить он начал еще во времена Великой Депрессии, в возрасте 13 лет. Бухал открыто, не стесняясь, и даже провоцируя. Бухал, когда писал, когда не писал, когда выступал на радио, и даже в прямом эфире телевидения. За свою жизнь он перепробовал массу коктейлей, но нежно любил только один — «бойлерщик», который можно описать классической фразой «водка без пива — деньги на ветер». На самом деле, роль водки (от которой Буковски тоже никогда не отказывался) исполняет дешевый бурбон. Смешивать, как любимый российскими маргиналами «ерш» — не нужно. Хлопнул рюмашку бурбона и с удовольствием запил его пивом. Вот и весь рецепт.

Писатели алкоголики

ТЕННЕССИ УИЛЛЬЯМС

«Ложь — это система, в которой мы живем. Алкоголь — единственный выход из этого замкнутого круга»

Томас Ланье Уилльямс III, более известный под своим творческим псевдонимом Теннесси Уильямс, считается лучшим за все историю Штатов драматургом. Он, впрочем, мог написать только одну пьесу — «Кошка на раскаленной крыше» — было бы достаточно, чтобы войти в анналы истории. Пил много, часто заканчивая вечер, в лучшем случае — засыпая за столом, в худшем — в мужском туалете. Особенно любимым коктейлем Теннесси был кремовый, сладкий, обожаемый больше девчонками – «Рамос физз». Сейчас почти во всех барах Нового Орлеана, этот напиток носит его имя, а местные жители рекомендуют напиваться им во время ежегодного карнавала Марди Гра: и сладко, и вкусно, и калорийно, и потом — в Великий пост.

Писатели алкоголики

ХАНТЕР. С. ТОМПСОН

«Не стал бы защищать наркотики, алкоголь и насилие — но они всегда замечательно работают»

Несмотря на то, что основатель гонзо-журналистики больше ассоциируется с «двумя сумками травы, семьюдесятью пятью шариками мескалина, пятью полосами промокашек лютой кислоты, солонкой с дырочками, полной кокаина, и целым межгалактическим парадом планет всяких стимуляторов, транков, визгунов, хохотунов, квартой текилы, квартой рома, ящиком «Бадвайзера», пинтой сырого эфира и двумя дюжинами амила», любимым напитком Томпсона был вышеуказанный виски. В чистом виде, со льдом. Крепкий кентуккийский бурбон является чуть ли не главным героем (после наркотиков) его «Страха и ненависти в Лас-Вегасе», перекочевывая из книги в книгу. С виски связано много анекдотичных ситуаций в жизни Томпсона, но его биограф Джин Кэррол (они потом рассорились в хлам, и Хантер обещал его пристрелить, если тот приблизиться к нему на расстояние выстрела) описывает обычный день Томпсона следующим образом: «первый глоток «чиваса» он делал в 3:50 утра, а потом в течение суток убирал бутылку-другую». Наш человек.

Писатели алкоголики

О.ГЕНРИ

О. Генри – это псевдоним американского писателя Вильяма Сидней Портера, чьи рассказы известны за их остроумие, игру слов, искусно созданных персонажей и неожиданные повороты событий. Будучи продуктивным писателем, он часто писал целый рассказ за неделю, он сумел хранить свое имя в секрете, когда его слава О. Генри росла. Но оказавшись бизнесменом-неудачником, транжирой и, наконец, алкоголиком, он умер в нищете.

Писатели алкоголики

ДОРОТИ ПАРКЕР

Дороти Паркер была американской писательницей и поэтессой, известной за свое язвительный ум, остроумие и ироничный взгляд на урбанистические недостатки 20-го века. Паркер пережила три брака (два из которых с одним мужем) и несколько попыток самоубийства, была чрезвычайно зависимой от алкоголя. Не смотря на то, что она растеряла свои таланты и потеряла славу «острослова», ее литературное наследие сверкает своим остроумием и после смерти писательницы.

Писатели алкоголики

Джеймс Джойс

Джеймс Августин Алоизиус Джойс – ирландский писатель-эмигрант, один из наиболее читаемых англоязычных авторов 20-ги столетия. Его наиболее известные произведения – роман «Улисс» и, вызвавший множество споров, роман «Поминки по Финнегану». Будучи истинным ирландцем, был склонен к частым возлияниям, которые сопровождались частыми драками.

Писатели алкоголики

Эдгар Аллан По

Самым отпетым писателем-алкоголиком XIX века был именно он. Его не раз отвозили в больницу с приступом белой горячки, в котором он ругался с привидениями и неистово отбивался от них. Смерть его тоже была в «винном угаре»: выпил все спиртное, что ему поставили в день выборов, за участие них в качестве подставного кандидата. После чего его нашли в канаве, привезли в больницу, где он и скончался от закупорки сосудов головного мозга.

Писатели алкоголики

Эрих Мария Ремарк

Писатель стал знаменитым после одного-единственного произведения «На Западном фронте без перемен» (1930), которое стоит по количеству экземпляров на втором месте после Библии. Но и он не обошел стороной бутылку. Комплекс неполноценности и депрессии он заливал алкоголем. Ему, как человеку прошедшему две мировых войны, алкоголь стал анестезией. "Что ты будешь делать, когда война закончится? – Пить, чтобы забыть все. – А если не поможет? – Все равно буду пить". Персонажи его произведений не могут обойтись и часа без любимого автором кальвадоса. Так же к бутылке его толкала чересчур противоречивая и вспыльчивая натура. Сам же он, после прекращения запоев винил себя за пусто потраченное время: «Сколько времени выпито и прокурено.… Когда я, наконец, займусь работой…»

Писатели алкоголики

Джон Стейнбек

В 1947 году по заданию американской газеты Джон Стейнбек – вместе с именитым фотографом Робертом Капа – приехал в Советский Союз, чтобы написать серию репортажей. У них было много встреч, американцев возили по стране, везде они видели Россию причесанную, подготовленную к их визиту. И вот однажды, утомившись от официоза, Стейнбек решил посмотреть настоящую жизнь русских. Он вышел из московского отеля один, без провожатого, и отправился гулять по столице. Догулялся до того, что напился в компании алкашей (!) и заснул на скамейке. Разбуженный милиционером, Стейнбек заученно произнес: "Я американский писатель. "А-а-а, Хемингуэй!" – обрадовался милиционер. Стейнбек, который терпеть не мог Хемингуэя, страшно оскорбился.

Из русских писателей самым известными алкоголиками были:

Писатели алкоголики

Сергей Есенин

О пристрастии Сергея Есенина к алкоголю известно пожалуй всем.

Есенин создал своего рода образ лирического героя в кабаке. Вспомните «Москву кабацкую».Некоторые даже полагают, что именно тяга Есенина к алкоголю стала причиной его гибели, но это на мой взгляд довольно спорно. Известно, что находясь в Америке он напивался порой до эпилептических припадков. Но быть может именно благодаря этой пагубной привычке Есенину удавалось с такой поразительной точностью изложить в своих стихах мотивы русской действительности и загадочной русской души и грусти.

Писатели алкоголики

Сергей Довлатов

В произведениях Сергея Довлатова почти все русские герои пьют и алкогль представляется неотьемлимой частью бытия и совершенно естественным состоянием. По мнению самого Довлатова – пьянство представляется неотьемлимым атрибутом загадочной русской души, элементом нации. Сам Довлатов тоже много пил. Он ненавидел свои запои, и даже, не употребляя впоследствии алкоголь много лет, он писал о необратимой тяге к нему: «Помню о ней проклятой день и ночь…» В его произведениях алкоголики подчастую оказывались порядочными людьми, а люди сторонящиеся спиртного – напротив вызывали недоверие. Умер Сергей Довлатов 24 августа 1990 года в Нью-Йорке от сердечной недостаточности, там же и похоронен.

Писатели алкоголики

Михаил Шолохов

Лауреат Нобелевской премии.От хронического алкоголизма третьей стадии умер в стационаре. Доходило до того, что его привязывали к кровати, чтобы не натворил бед.

Как оказалось, писателей-алкоголиков очень много, к ним причисляют помимо тех, что указаны выше:

Уильяма Стайрона;

Джека Лондона;

Джона Берримена;

Олександра Блока;

Стивена Кинга(он правда вылечился);

Леонида Андреева;

Иосифа Бродского;

Алексанра Фадеева;

Николая Успенского;

Раймонда Паульса;

Омара Хаяма(!!!);

Ивлина Во;

Шарля Бодлера;

Трумена Капотэ

Внушительный списочек получился…

surfingbird.com

Тяжелый случай Джона Чивера

К сожалению, к этой методологии прибегали слишком многие писатели. Одним из таких был Джон Чивер – выдающийся автор коротких рассказов. Он был словно воплощением большинства писателей-алкоголиков: некая смесь притворства и искренней честности. Но в его случае черта между этими двумя полюсами проходила не по линии экватора, а с огромным смещением, ведь ему приходилось жить с противоестественными внутренними порывами, которые склоняли его в сторону гомосексуальной любви. Кто бы не стал пить в такой ситуации, чтобы облегчить внешнее давление? Он пил дома, а потом в кругу друзей, после того как забирал дочь из школы. Таким образом, спиртные напитки входили в состав идеальной жизненной схемы Чивера, и при надлежащем применении помогали бы избегать многих тяжб. Теоретически.

В действительности же все произошло ровно наоборот. В концу 1950-х Чивер уже был законченным алкоголиком, с постоянной депрессией, острой болью в почках и трясущимися руками. Он уже начал задумываться о неминуемой смерти, но в перерывах между этими печальными раздумьями единственным оазисом оказывалась очередная порция алкоголя.

Почему человек пьет?

Чтобы понять, как такие интеллигентные люди доводят себя до столь отчаянного состояния, необходимо, в первую очередь, объяснить те процессы, которые происходят в теле человека при приеме дозы спиртного. Алкоголь одновременно является интоксикантом и депрессантом центральной нервной системы, который самым пагубным образом влияет на мозг. Даже небольшая порция алкоголя способна значительно поднять настроение, но уже совсем скоро на смену этим эйфорическим чувствам приходит тревога и помешательство, вызванное недостаточной активностью мозга.

Но если прием алкоголя перерастает в затянувшуюся привычку, мозг начинает требовать все чаще данный «стимулятор». На практике получается, что, если алкоголик хотя бы на день или два перестает пить, мозг начинает испытывать ужасное чувство тревоги, которого не знал раньше. Нейронная адаптация – вот то свойство, которое приводит к зависимости, к сожалению, в таком состоянии организм уже не способен хоть как-то функционировать без капли спиртного.

Конечно же, не каждый выпивающий человек становится алкоголиком. Эта болезнь, характерная для всех уголков мира, обычно провоцируется совокупностью факторов, среди которых особую роль занимает генетическая предрасположенность, низкая продолжительность жизни и социальное влияние. Алкоголизм, как и любая другая зависимость, значительно искажает привычный образ человека. Он разрушает судьбы, рушатся отношения, все буквально валится из рук. Длительное злоупотребление алкоголем приводит к множеству болезней: цирроз, гастрит, сердечная недостаточность, гипертензия, импотенция, бесплодие, разные виды рака, проблемы со сном, потеря памяти и прочие.

Писатели алкоголики

Но на этом этапе и начинается весь трагизм истории. Именно в таком положении находился Хемингуэй в последние годы жизни: увеличенная печень, словно губка, впитавшая в себя отравляющий яд. Именно в таком положении находился Скотт Фицджеральд, допившийся до сердечного приступа в 30-х годах, а также его жена Зельда, окончательно потерявшая остатки рассудка.

Думаю, невозможно ответить однозначно на поставленный здесь вопрос, ведь у каждого писателя могут быть личные, а потому абсолютно разные причины. Точно также невозможно залезть в голову самоубийцы и понять его мотивы. Единственное, подобное можно предостеречь и предупредить, но скорее – со стороны, потому что далеко не каждому человеку хватает моральных сил противится собственным ядовитым соблазнам.

www.litblog.info

Эрнест Хэмингуэй

brodude.ru_23.06.2015_hHcifLOf69sv1

Старина Хэм вошёл в историю не только как великий писатель, но и отличился на алкогольных полях. Как настоящий литератор, он жил одним днём, а потому веселился так, как другие и не подозревают. До хорошего это не довело, одним из диагнозов, мучивших Хэмингуэя на исходе лет, был как раз цирроз печени. А вот как выглядело обычное утро по словам обвиняемого: «Утро – два стакана виски с содовой и льдом, к обеду – французское вино, ближе к вечеру – три-четыре бутылки виски с друзьями, на ужин – кьянти из оплетенной бутылки, литра четыре или пять». Как он любил говорить, «выпивка – это способ достойно завершить прожитый день», и «виски – это пища не для желудка, а для души». Декалитры алкоголя употреблялись не только ради вдохновения, но и как средство для заглушения растущих проблем с психикой.

Однако не стоит считать, будто Хэмингуэй употреблял всё без разбора, «лишь бы горело». В летописи вошла его любовь к таким прославленным коктейлям, как ромовый «дайкири» (9 частей рома, одна часть сахара и четыре части сока лайма, лед) и чуть менее ромовый по своей эффективности мохито. До сих пор на улицах старой Гаванны, ставшей пристанищем старику в последние годы жизни, толпы туристов интересуются у местных жителей, где здесь можно выпить тот самый мохито по рецепту Хэмингуэя. Местные жители, как один, утверждают, что Хэм пил в этом самом кафе, ещё при их бабушке.
Кстати, рецепт довольно прост:
– 1,5 чайной ложки коричневого сахара;
– 0,5 лайма;
– 30 мл светлого рома (лучше Habana Club или Ron Varadero);
– 3 крупных веточки свежей мяты;
– содовая вода (можно тоник);
– лед колотый.

«Профессионалы» утверждают, что дайкири нравился легендарному писателю гораздо больше, нежели мохито. Мы склонны верить, что такому алкогольному гурману, как Хэмингуэй, в общем-то было приятно употреблять оба «культурных» символа Острова Свободы.

Эдгар Алан По

brodude.ru_23.06.2015_TehPAFlJJcOUw

Фраза «конченый алкаш», на первый взгляд, звучит слишком грубо, чтобы её можно было отнести к великому писателю. Но самый отпетый литературный алкоголик XIX века Эдгар Алан По отчасти заслуживает это неприятное клеймо. Во-первых, добровольный алкоголизм во многом загубил его жизнь. К тому же, допиваться до такой степени, чтобы тебя отвозили в больницу с приступом белой горячки, в котором ты ругаешься с привидениями, нужно иметь талант.
Смерть его тоже была в «винном угаре»: выпил все спиртное, что ему поставили в день выборов за участие в качестве подставного кандидата, после чего писателя нашли в канаве, привезли в больницу, где он и скончался от закупорки сосудов головного мозга.
По отдавал предпочтение крепким напиткам, например, абсенту. Не брезговал и коктейлями, предпочитая «Сазерак», в основе которого как раз и присутствует «зеленый».
Изначальный рецепт «Сазерака»:
– 50 мл коньяка;
– 10 мл абсента;
– 1 кубик сахара;
– 2 дэша биттера «Пишо»;
– лимонный твист.

Сергей Есенин

brodude.ru_23.06.2015_R2WrHjnUHNDvt

«Прокатилась дурная слава,
Что похабник я и скандалист.»
Кому принадлежат эти автобиографические строки? Даже если бы двумя строками выше не было подписи и портрета, я надеюсь, ты бы всё равно узнал. Как наверняка знал про легендарные и весьма тёплые отношения Сергея Александровича с «зелёным змием». Образ лирического героя в кабаке – пожалуй, самое искреннее и одновременно печальное, что когда-либо создавала великая русская поэзия. А что нужно для того, чтобы подобрать самые правильные и точные слова к описанию винного балагана? Увы, но только пить. «Москва кабацкая», может, и не прославила Есенина (хотя в народных массах и среди учеников школ популярны исключительно эти стихи, нежели красивые баллады про клён), но однозначно показала его как человека. А человеком он был несчастным и очень талантливым.

О пристрастии поэта к алкоголю известно, пожалуй, всем. Многие считают, что пагубная привычка и стала причиной его гибели. Известно, что, находясь в Америке, он напивался порой до эпилептических припадков. Однако во многом благодаря этому мы приблизились к тайне трагичной русской души.
А что же предпочитал великий русский поэт? Как-то он написал:
«Пил я водку, пил я виски,
Только жаль, без вас, Быстрицкий».
Так вот, Сергей Александрович, как и все русские поэты и писатели, пил всё. Всё, что было в кабаке: от водки до шампанского (ежели были деньги). Хотя надо признать, что вино, ликёры и джины с биттерами среди творческой интеллигенции, да ещё в постреволюционной Москве, спросом не пользовались. Вот раньше писатели, во времена Куприна…

Эрих Мария Ремарк

brodude.ru_23.06.2015_4xmo1BAZWZtql

Светский лев, сноб, авантюрист с тёмной, печальной историей не обошёл стороной бутылку. Страдающий от многочисленных депрессий и комплекса неполноценности, Ремарк залечивал их двумя способами: романами с красивыми женщинами и алкоголем. Для него алкоголь стал своеобразной анестезией, позволяющей забыться от тех кошмаров, к которым он был вынужден возвращаться по долгу своей литературной деятельности. Кстати, как солдат, выдающейся карьеры он не сделал, служа в гвардейской резервной дивизии, но насмотрелся в госпитале на умирающих солдат. Впрочем, обо всём этом подробно написано в книге. Кстати, ранение Пауля Боймера осколками гранаты в шею, левую ногу и в правую руку было начисто списано с того ранения, которое получил сам Эрих Мария.

Все его рассказы отчасти пропитаны терпким ароматом кальвадоса. «Что ты будешь делать, когда война закончится? – Пить, чтобы забыть все. – А если не поможет? – Все равно буду пить». Также к бутылке его толкала чересчур противоречивая и вспыльчивая натура. Сам же он после прекращения запоев винил себя за пусто потраченное время: «Сколько времени выпито и прокурено… Когда я, наконец, займусь работой…» Но вино, кальвадос и водка всё чаще побеждали душевный посыл к работе.

Джек Лондон

brodude.ru_23.06.2015_JRcb5dfEhDsR9

Джек Лондон писал про сильных духом, мужественных людей, руками сворачивающих горы и зубами вгрызающихся в жизнь. Однако он не писал про алкоголиков, коим сам был. Быть может, если бы судьба была к нему более благосклонна, а жажда наживы не заставляла работать по 17 часов в сутки, не пришлось бы топить депрессию на дне стакана. К 37 годам Лондон стал самым высокооплачиваемым писателем в мире. И устал. Ежедневная порция – тысяча слов – убивала его. В ночь на 22 ноября 1916 года Джек Лондон покончил с собой. Рядом с телом нашли блокнот, в котором были цифры: перед смертью писатель вычислял необходимую дозу яда.

Вот, что сам Лондон писал про свои пристрастия: «Мой распорядок исключал алкоголь только утром: первый стакан я выпивал, лишь окончив свою тысячу слов. После этого и до обеда я уже не считал стаканов и был все время под хмельком. Перед ужином я снова подкреплялся. Старая история! Чем больше я пил, тем больше мне было нужно для достижения желаемого действия. Вскоре меня уже перестали удовлетворять коктейли. Мне было некогда возиться с ними, да и желудок мой столько не вмещал. Виски действовал куда сильнее. Его требовалось меньше, а результат был ощутимее. Теперь мою предобеденную порцию составлял пшеничный или ржаной виски, смеси выдержанных вин, а в конце дня – виски с содовой.»
Не брезговал писатель и пивом, приезжая в каждый новый город, он первым делом спешил в пивную, где за кружкой напитка узнавал все новости города и медленно доходил до кондиции. А ведь всё идёт из детства. Впервые алкоголь он попробовал в 5 лет, а в 14 напивался до потери сознания. Так что держи детей подальше от бара, любезный читатель.

Скотт Фитцджеральд

brodude.ru_23.06.2015_aEt5dxdE6BOjk

Френсис Фитцджеральд – типичный пример того, как слава за шкирку притягивает людей к дурным порокам.
После выхода в марте 1920 года романа «По эту сторону рая» Фицджеральд становится богат и успешен. Через месяц он женится на Зельде Сэйр, с которой они начинают прожигать жизнь вместе и на полную катушку. Счастливая парочка молодожёнов сменяла вечеринки поездками на курорты, сопровождаемые морем выпивки и даже наркотиков. Так что нет ничего удивительного в тех выходках, которые вытворяла счастливая парочка, как то: появление в голом виде на театральной премьере.

Добром это не кончилось ни для кого. Зельда, чьё поведение и раньше смущало (нормальный человек даже в приступе ревности не будет бросаться с лестницы), оказалась больна шизофренией. Пока суженая проходила лечение в многочисленных лечебницах, Френсис (прошу прощения у дорогого читателя за фамильярности, но писать его фамилию довольно сложно) вернулся в Голливуд, переквалифицировался в сценаристы и… от отчаяния стал пить ещё больше. В итоге жизнь, казалось, наладилась. Он так и остался успешным писателем, зарабатывал немалые деньги и даже нашёл себе новую возлюбленную, однако продолжал пить, превращаясь в настоящее животное. Впрочем, «зелёный змий» истощил его организм, и в 1940-м писателя не стало после очередного сердечного приступа. Спустя восемь лет в пожаре, случившемся в клинике, погибла Зельда. Все эти восемь лет она постоянно разговаривала с мужем – отказывалась верить, что его нет.
Все его произведения про «великую Америку эпохи джаза» пропитаны этой горечью вымученного, бесконечного веселья и ожиданием близкого конца. И не только экономического, но и морального.

А после такого трагического вступления не будет лишним упомянуть про любимый напиток автора. Им стал джин, поскольку писатель считал, что якобы после него не так ощущается алкогольное амбре. Писатель предпочитал коктейль «Джин Рики»:
– 50 мл джина;
– 10 мл сока лайма;
– 100 мл содовой;
– кусочек лайма.

Сергей Довлатов

brodude.ru_23.06.2015_F5QMewD7Eb6L1

Великий русский иммигрант писал почти так же, как пил – резко, без лишних метафор и выпендрёжа. Во всех его произведениях, какое ни возьми, все русские герои пьют. Алкоголь по Довлатову – неотъемлемая часть того самого загадочного русского бытия. А пьянство представляется неотъемлемым атрибутом загадочной русской души, элементом нации. Сам Довлатов всей душой ненавидел свои запои, и даже не употребляя впоследствии алкоголь много лет, он писал о необратимой тяге к нему: «Помню о ней, проклятой, день и ночь…» Некоторые связывают так называемую «жизненность» его рассказов с тем, что в его произведениях алкоголики подчистую оказывались порядочными людьми, а люди, сторонящиеся спиртного, напротив, вызывали недоверие. Иногда (разумеется, не всегда) это является некой закономерностью.
Пил Довлатов водку. Он считал, что без языка человек теряет 80% своей личности, а без алкоголя – столько же процентов национальной идентификации. Потому выбор пал на беленькую. «Гармония таится на дне бутылки», – писал он.
Кстати, фраза: «Выпил – весь день свободен», – встречается в довлатовском «Компромиссе», хотя доподлинно неизвестно, кто же является первоисточником фразы – он или поэт Шпаликов.

Чарльз Буковски

brodude.ru_23.06.2015_Z3NSzi8viIApz

Ну куда же без него! Пожалуй, единственный автор, чьи отношения с алкоголем напоминали взаимную любовь двух остепенившихся пожилых людей – бесконфликтные, с глубоким взаимоуважением. Для него алкоголь даже не был допингом. Скорее, чем-то самим собой разумеющимся.

Опьянение для себя он открыл ещё в глубоком детстве и уже тогда понял, кто станет спутником всей его спорной, противоречивой жизни. В 24 года писатель погрузился в десятилетний запой, из которого его вытащили врачи. В прямом смысле вытащили его проспиртованную душу наружу, пока тот умирал от внутреннего кровотечения. Врачи предупредили, что с алкоголем лучше завязать, иначе второй раз чуда не произойдёт. Но из больницы Чарльз отправился прямиком в бар, где вдребезги напился. Очнувшись от сильного похмелья, Буковски обнаружил, что всё ещё жив, и, связав сей факт с божественным знамением, не изменял себе в привычке ежедневно выпивать столько, сколько требует душа. А требовала она чрезмерно много. Даже когда прославился, он не изменил привычному распорядку: играть на скачках, писать почти каждую ночь, слушая классическую музыку и попивая красное вино. Кстати, к винному напитку он питал особую страсть, как, собственно, и к пиву. Не брезговал традиционным для американских писателей средством дойти до кондиции – виски. Кстати, на основе виски Чарльз делал весьма занятный коктейль под близким ему по духу названием «Старомодный»:
– 50 мл виски или скотча;
– 3 мл биттера Ангостура;
– 2 куска тростникового сахара.

Трумен Капоте

brodude.ru_23.06.2015_dnXYqwMp6HRdb

Человек с печальным пронзительным взглядом – Трумен Капоте – пристрастился к алкоголю во время работы над своим главным бестселлером – «Хладнокровным убийством». Слишком велико было напряжение во время сочинительства, тем более в одного из прототипов своего героя – Перри Смита – капоте влюбился. А зря, Перри ждал электрический стул.
В общем-то, алкоголь и стал последним гвоздём в крышку гроба. Капоте умер от цирроза печени. Ну и, помимо целого направления в литературе, он популяризовал напиток, который знаком всем школьникам и студентам – «Отвертка».
Для приготовления этого коктейля потребуется водка и апельсиновый сок, просто смешай их в пропорции 3:7 и выпей в память о Трумене. Славный же был писатель.

Уильям Фолкнер

brodude.ru_23.06.2015_dUpojhOuP7EJh

Алкогольное истощение, белая горячка, язвенная болезнь, электрошоковая терапия, ранения головы, переломы ребер, падения с лестниц и лошадей, сломанные позвонки, лихорадка, болезни внутренних органов, дрожание рук, провалы памяти – вот типичные симптомы закоренелого алкоголика, которые испытал на своём веку нобелевский лауреат, один из столпов американской литературы Уильям Фолкнер. Так и не скажешь, глядя на серьёзные произведения и опрятный внешний вид, что дозу спиртного этот почтенный джентльмен получил практически с молоком матери. Да просто он родился в семье алкашей. Познакомил со спиртным его дед, дав ему однажды допить оставшийся в бутылке пунш. В итоге к 18 годам будущий писатель пил, как заправский алкоголик.
Во время службы в армии мертвецки пьяный Фолкнер упал вместе с самолётом, совершая тренировочный полёт. Зато есть что вспомнить на закате лет!

А если серьёзно, то 30 лет запоя стали самыми плодотворными для Фолкнера. И пускай в России этот автор мало известен, но благодаря своей невероятно дурной привычке он заслужил место в пантеоне проспиртованных писателей.
Разумеется, самым тяжёлым периодом в жизни для Уильяма стал сухой закон, во время которого он пил суровый напиток олабамских фермеров – кукурузный спирт. В остальное время предпочитал мятный джулеп, который состоял из виски, 1 чайной ложки сахара, льда и веточки-другой мяты. Подавался коктейль в металлическом бокале.

Николай Гоголь

brodude.ru_23.06.2015_sCIY4hsUDK03I
Великий русский мистификатор и обличитель комичной убогости в душах был страстным гурманом. Писатель утверждал, что «кушать пельмени без мяса» – это как «пить водку без закуски». С помощью подобной еды писатель развлекался за столом: обмакивал галушки в сметану и пытался закинуть их в рот собеседнику. Знакомые терпели. Но речь не об этом, а о том, что, по мнению Николая Васильевича, без закуски не употребляется, – о водке. Алкоголиком он никогда не был, однако употребить рюмку-другую для него не было проблемой. Бывалоча, зайдут они в трактир с актером М.С. Щепкиным, и давай пускаться во все тяжкие. Винам он давал, по словам Михаила Семеновича, названия «Квартального» и «Городничего», как у добрых распорядителей, устраивавших и приводящих в набитом желудке все в должный порядок; а жженке (самогону), потому что зажженная горит голубым пламенем, давал имя Бенкендорфа – знаменитого «цепного пса» при дворе Николая I.

Венедикт Ерофеев

brodude.ru_23.06.2015_oMRWNTJiS4ZeY

Имя автора бессмертной поэмы о саморазрушительном величии русского народа «Москва-Петушки» – Венечки Ерофеева – крепко связано с алкоголем. Сам роман изобилует бесконечными рецептами алкогольных яств. Да и само произведение – это взгляд через призму Ханаанского бальзама.
Знавшие Ерофеева говорят, что пил Венечка почти каждый день. Он пил, как выполнял долг, как ходил на работу. Правда, у него были свои отношения со спиртным: он мог выпить бешеное количество водки – и, как говорится, ни в одном глазу. Вдрызг пьяным Венечку никто не видел: всегда трезвые глаза, умные речи, к тому же пьяниц он сам ненавидел. Будучи в пьяном состоянии, он был способен вести интеллектуальные беседы, изящно потягивая виски или коньяк из тусклого стакана.

Когда его упрекали: «Вень, ведь это мешает работать», – он отвечал: «Захочу – могу совсем не пить. Но если не возьму в рот ни глотка, у меня тут же появится безумная тяга к работе».
Попивал он не потому, что ему не хотелось работать, а из-за жуткой физической боли, которая не прекращалась после операции. Да и душевное состояние писателя, метавшегося по жизни, словно крыса в клетке, не давало ни малейшего повода завязать с губительным увлечением.
Кстати, алкоголь не мешал творческому мышлению самого непохожего русского писателя. Во время написания трагедии «Вальпургиева ночь, или Шаги Командора» для поднятия тонуса за каждую страницу текста жена выдавала ему по сто грамм виски.

brodude.ru


Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *